БАРСЕЛОНА БЕЗ ВИКИ И КРИСТИНЫ (но с Монссерат и Фигерасом) май 2010 часть 1

Оставить комментарий

Как всегда, предисловие.

После чрезвычайно приятной и познавательной поездки в Испанию прошлой весной (мы жили в Мадриде, откуда съездили еще в Толедо и Эскориал, см. соответствующие заметки) было решено продолжить испанские вояжи. Следующим пунктом, конечно же, стала Барселона, очень полюбившаяся маме Феликса (она побывала там дважды и была просто очарована). Кроме того, на нас произвели определенные впечатления хорошие фильмы, где явственно ощущается атмосфера Барселоны: «Испанки» и «Вики, Кристина, Барселона» (финальная песенка из последнего долгое время сопровождала меня J). Причем, хотелось именно посмотреть и почувствовать город, а не съездить в него на денек с курортов Коста дель Соль или Коста Брава, что могло бы дать только беглые поверхностные впечатления. Поэтому размышления о планах на майские праздники были недолгими – взятая осенью шенгенская виза у нас действовала до 1 июня, оставались вопросы с билетами и отелем (понятно, что все это организовывалось и решалось еще в марте – иначе трудно рассчитывать на адекватные цены перелетов и проживания).

Посмотрев на предложения, билеты все же заказали на бонусы авиакомпании «Люфтганза» (благо, таковых накопилось у нас много при пользовании в течение пары лет кредитными картами «Ситибанка», а использовать их все не представлялось случая). Конечно, рейс «Аэрофлота» прямой (Москва – Барселона), а «Люфтганзы» –  с пересадкой (вариантов три: в Цюрихе, Франкфурте и Мюнхене), но, согласитесь, лишние пару часов можно потерпеть, если летишь «почти бесплатно» J

К отелю на этот раз у нас были определенные требования – собственно, нужна была кухня и, одновременно, хорошо бы, возможность завтрака в ресторане. Дело в том, что готовить мы ничего не собирались, просто предполагалось заваривать каждое утро и вечер некие травы, прописанные мне для курса лечения. Выяснилось, что такие отели есть. Называются они «Апарт-отели»: хочешь – готовь, все для этого есть  (плита, холодильник, электрочайник, набор посуды и пр. атрибуты кухни), а хочешь – завтракай в отеле (как выяснилось позже, завтраки скромные, без горячего, но вполне приемлемые). Для обедов и ужинов, правда, ресторана не предусмотрено, но в Барселоне  заведений для еды – хоть отбавляй J. В общем, забронировали мы себе в интернете номер в таком апарт-отеле и решили, что волноваться о майских праздниках уже нечего – все определено. А поволноваться пришлось, и еще как!

В начале апреля в Исландии произошло извержение вулкана (а потом, спустя неделю, еще одно) с зубодробительным именем «Эйяфьялайокудль». Выброшенный в атмосферу пепел довольно скоро достиг небес Европы, и полеты большинства авиакомпаний то задерживались, то вовсе отменялись. В аэропортах всего мира застряли тысячи людей. Еще за неделю до намеченного срока нашего полета все оставалось настолько неясным, что мы серьезно рассматривали вариант отказа от поездки (как потом выяснилось, опасения были не напрасны: третье извержение случилось, но уже после нашего благополучного возвращения домой). За несколько дней до отлета обстановка, вроде бы, успокоилась, расписание полетов восстановилось, и 30-го апреля мы все же вылетели по маршруту Москва – аэропорт Мюнхена – Барселона. Единственное, что нас тревожило теперь, так это прогнозы погоды: в целом, все они, хотя и различались на разных метеосайтах по градусам и количествам дождливых дней, были не слишком благоприятны L

 

День 1-й (30 апреля). Перелет и первые впечатления.

Из дома выезжаем около 10 утра. Парадокс: и на выезд из Москвы, и на въезд – пробки. Одни члены общества освободили себе пятницу и уже стремятся за город (или за границу, тогда – в аэропорты), у других – еще рабочий день и они рвутся в офисы J Пробка и у входа в зал отлетов Домодедово (редкий случай!). С трудом попадаем внутрь, ожидая огромной очереди на регистрацию, а вот ее-то и нет совсем. Сначала люди регистрируются в автомате, потом, если нужно – сдают багаж (многие летят с небольшими чемоданчиками или сумками, поэтому даже не подходят потом к стойке). Мы все же свой чемодан сдаем (он один, но тяжеленький) и отправляемся на паспортный контроль.

Мд-а-а-а… Здесь ситуация выглядит значительно хуже… Служащая аэропорта напрасно пытается уговорить часть людей перейти из хвоста одной (по ее мнению, слишком длинной) очереди в хвост другой, вернее, других (толпа там так густа, что никакого порядка очереди не наблюдается). Наконец, видимо, от отчаяния, служащая громко командует: «Семь человек из этой очереди идите за угол, где проходит бизнес-класс!» И мы как раз в эти семь человек и попадаем, тем самым минуя час (минимум!) выстаивания на паспортном контроле и службе безопасности! Факт, безусловно, приятный и поднимающий настроение J

 Как ни странно, весь перелет прошел очень легко, без приключений и задержек – «Люфтганза», действительно, хорошая авиакомпания. Часа в Мюнхене вполне хватило на переход из одного терминала в другой и паспортный контроль (очередь невелика и идет быстро). Интересно, что девушка-пограничник любезно спросила нас, какое время мы собираемся провести в Европе? Не в Германии, замечу, да и не в Испании (по посадочному талону, конечно, было ясно, куда мы направляемся), а именно в Европе. А по прилете в Барселону никакого паспортного контроля уже не было, мы просто вышли в здание аэропорта и нашли зону выдачи багажа, где оный и получили. После чего проследовали на стоянку такси и, спустя полчаса (в основном, из-за пробок, расстояние-то небольшое), были у дверей нашего отеля на La Rambla, в самом центре Барселоны.

Быстро заселившись в очень приличный номер, вышли наружу – осмотреться и найти местечко для ужина, так как по московскому времени уже натикало 9 вечера (да и по местному  семь, т.е., через часок, традиционно, следовало бы поужинать).

Погода пока еще была хороша – около 20 градусов тепла, солнышко освещало знаменитый бульвар, проложенный на месте засыпанной когда-то канавы («La Rambla» по-каталонски означает «высохшая земля»). Плотные и пестрые толпы фланировали в разные стороны между цветочными киосками, продавцами всякой живности (птички, кролики и пр.) и многочисленными «живыми скульптурами» разной степени «художественности». «Бронзовые», «золотые» или совершенно черные дамы в более или менее «национальных» костюмах еще как-то неплохи. Но вот издающая мерзкий писк голова в шляпе и очках, «стоящая» на подставке, и сидящее рядом безголовое «тело» в костюме (при галстуке) с воткнутым в «шею» огромным мечом и залитое «кровью» – весьма сомнительного качества зрелище (по нашему мнению, разумеется – монетки «голове» из толпы кидали гораздо интенсивнее, чем стоящей рядом «испанке» с веером L). Да и взрослые дяденьки в кружевных чепчиках и с сосками, лежащие в колясках и подражающие младенческим «уа-уа», производят странноватое и малоприятное впечатление. Но, как известно, на вкус и цвет все фломастеры разные…

Поражает также количество людей, передвигающихся по Рамбле с чемоданами (как позже выяснилось, в любое время дня и ночи). Потом мы поняли, что большинство из них приезжают на метро (в пределах бульвара расположены две станции – площадь Каталонии и театр Лисеу) и отправляются по отелям и апартаментам, при этом колесики чемоданов издают типичное дребезжание на стыках плиток, которыми выложен бульвар. Сразу же вспомнились кадры из фильма «Испанки», где молодой человек, только приехавший в Барселону, именно так шагает с чемоданом по Рамбле.

Мы заторопились в сторону от этой массы людей и оглушительного шума, и  свернули в готический квартал. Пересекли некую его часть (подробно осматривали его на следующий день) и вышли уже возле гавани, где, по нашему опыту, обычно находятся лучшие рыбные ресторанчики (наш путеводитель по Барселоне это подтверждал, хотя других  ошибок в нем оказалось предостаточно).

После внимательного изучения меню (благо, во всех, фактически, ресторанах за рубежом оно вывешено снаружи), нам приглянулся один ресторан под названием «La Gavina». Конечно, для русского слуха звучит не слишком аппетитно J, но, вопреки звучанию, еду здесь подают первоклассную. Кроме традиционных сортов паэльи, плато морепродуктов и по-всякому приготовленной рыбы, в меню значатся, например, восхитительные равиоли с фуа-гра и трюфелями, совершенно потрясающие карпаччо из трески с креветками и из тунца под пряным соусом; а также волшебные на вкус десерты: мохито-сорбе (т.е., взбитый и замороженный коктейль «мохито» – прелесть, какая идея!), лимонный мусс и лимонное парфе, шоколадная полусфера (что-то вроде шоколадной панакоты с кисленьким фруктовым соусом). Заведение не из дешевых, по местным меркам, но и не слишком дорогое: ужин на двоих с не самым простым вином вполне можно «уложить» в 70-80 евро (с паэльей – даже дешевле, так как одной порции с лихвой хватает на двоих при дополнении какой-нибудь легкой закуской или десертом). Повар – испанец (не француз, и не итальянец, как казалось бы по выбору десертов). Очень рекомендуем!

Не подумайте только, что все это мы съели в первый же вечер J! Просто, как только Феликс написал в твиттер свои краткие впечатления от начала пребывания в Барселоне, сразу «проявился» один из его знакомых. Оказывается, он планировал назавтра быть в Барселоне, проездом из Венеции в Валенсию (по делам), вечер у него был свободен и он предложил поужинать где-нибудь в «рыбном месте» (как и мы, он обожает рыбу и морепродукты). А следующим вечером, сразу после ужина с этим знакомым, в «Facebook», Феликсу пришло сообщение еще от одного. Они с женой приехали буквально на несколько дней в Барселону, предлагали встретиться и побродить вместе. С ними мы тоже разок ужинали в этом ресторане, поскольку, все равно, не успели к тому времени «глубже изучить вопрос». Но и потом, при более глубоком изучении, лучшего «рыбного места» нам найти не удалось (опыт посещения другого ресторана оказался не слишком удачным, после чего эксперимент прервали в пользу высказывания «от добра добра не ищут» J).

Надо бы, конечно, начать по порядку, но тут, вероятно, наиболее уместно небольшое отступление о еде и напитках в Барселоне и ближайших окрестностях, насколько мы в этом разобрались (не слишком глубоко, времени было не так уж много – всего-то неделя, 8-го мая утром мы улетали). Перед прочтением раздела рекомендую плотненько покушать, чтобы не закапать слюной клавиатуру компьютера J

 

О еде, напитках и заведениях, где их подают J

В Барселоне, как в «северной столице» Испании и главном городе Каталонии, подают, фактически, любую еду – от традиционной каталонской до японских суши. Найти что-либо на любой вкус труда не составляет: центр города забит разного рода заведениями, как совсем недорогими кафешками (сет-меню за 10-15 евро), так и  посолиднее, и подороже.

Распространяться про Мак-Дональдсы и KFC-ы я, разумеется не собираюсь, хотя для желающих они тоже имеются J И, конечно, куча пиццерий, возможно, весьма приличных, но пиццы мы с Феликсом почти не едим, поэтому их качество оценивать не берусь. Из более или менее «местных», как и во всей Испании, по-видимому (во всяком случае, в Мадриде и окрестностях), можно встретить четыре основных типа заведений (не считая «комбинированных»):

1 – тапас-бары, в которых, обычно, перекусывают (испанцы делают это часто и обстоятельно) за рюмкой или бокальчиком спиртного. Здесь подают хлеб по-каталонски (поджаренный и покрытый измельченной томатной массой, изредка с чесноком), хамон самый разный, сыры, маленькие бутербродики с анчоусами и салатиками, оливки, иногда что-то сладкое. В Барселоне мы ни один тапас-бар не посетили, опыта Мадрида нам вполне хватило – за пару тапасов и бокал вина можно заплатить, как за нормальный обед, а эффект, сами понимаете, иной.

2 – «сервесерии» или пивные, где обязательно подают местное разливное пиво (по желанию, и другое), в огромных пузатых бокалах на низких ножках. Остальной набор напитков вполне вариабелен, включает, как правило, некоторый выбор местного вина, (включая домашнее, бочковое), сангрию (этакая слабенькая смесь вина, фруктового сока, лимона, подается в тех же пузатых бокалах, что и пиво, а то и побольше – напоминающих небольшие аквариумы на ножках), совсем безалкогольные (все как везде – вода, лимонад, пепси, кока-кола, швепсы и т.д.) и совсем крепкие. Из крепких напитков заслуживает внимания местный бренди – не знаю, какой сорт мы попробовали (в таких заведениях, обычно марку не пишут), но он был очень приличный для своей мизерной цены в 2 или 3 евро за порцию. Подают и кальвадос (французский), правда, не везде знают, что подавать его нужно, как и коньяк (бренди), в пузатых больших бокалах. В одном из ресторанов (не просто в пивной!)  нам подали кальвадос в … замороженных водочных стопках! Еда в сервесерии может варьировать от совсем простой до вполне изысканной. Чаще всего в меню встречаются паэлья (разная), бобы по-каталонски (крупные темные бобы, тушеные в томате с кусочками мяса, колбасы «чоризо» и кровяной колбасы), осьминоги по-галисийски (кусочки отварного или обжаренного осьминога, посыпанных паприкой и крупной морской солью на ломтиках отварной и обжаренной в масле картошки), приготовленная самым различным образом рыба, обжаренные в чесноке креветки, мясо – от классических стейков до популярного в Каталонии кролика. Из супов – обязательно гаспаччо (везде разный, можно пробовать), изредка один-два крем-супа. Выбор салатов, как правило, очень прост и короток (как и десертов), зато можно обнаружить спаржу и, скажем, артишоки, обжаренные с бэби-кальмарами. Правда, это встречается, в основном, в «комбинированных» заведениях, называющихся «сервесерия-ресторация» или «сервесерия-ресторация-кафетерия». Одно (или одну?) из таких, под названием «Ambos Mundos» (не подумайте плохого, в переводе это всего лишь «оба мира» J), на площади Реаль в готическом квартале мы выбрали для почти регулярного посещения. Осьминогов по-галисийски (pulpo la gallego) там готовят просто идеально (мы пробовали их и раньше, в Мадриде, и в трех разных заведениях в Барселоне, могли сравнить).  Кроме того, здесь подают замечательно нежную треску по-моряцки  (в винно-томатном соусе с мидиями и большой креветкой) или по-баскски (эта неожиданно оказалась под густым спаржевым соусом, как будто в спаржевом крем-супе). Очень достойное заведение, с достаточно быстрым и внимательным обслуживанием. Цены весьма щадящие, обед с пивом или домашним вином на двоих вполне можно уложить в 40-45 евро (без учета чаевых, они не обязательны, но как бы подразумеваются и ожидаются в размере 10 % от счета в любом испанском кафе, ресторане и пр.).

3 – рестораны, иногда называющиеся так по недоразумению. Ни величина или качество меню, ни обслуживание может не соответствовать «громкому» наименованию. Я уже написала, как нам в одном из  ресторанов подали кальвадос. Это был самый дорогой ресторан из тех, что мы посетили в эту поездку – полдюжины устриц стоили там 20 евро! При этом нам не сменили приборы после закуски (отложили грязные вилки в сторону прямо на скатерть!), среди поданной дюжины сердцевидок (это такие местные маленькие моллюски, очень вкусные, в меню значатся как «berberechos») три штуки оказались явно несвежими. Пока мы там сидели, какую-то рыбу (видимо, из заказанных по меню), официант быстренько принес из соседнего ресторана, а крупного лобстера подвез в пластиковой коробке какой-то мотоциклист. Больше мы в этот ресторан не ходили, предпочитая ужинать в удачно найденной в первый же день «La Gavina».

Неплохой ресторан с коротким, но любопытным меню находится в Монссерат, куда мы ездили в компании со знакомой Феликсу парой. Мне удалось там попробовать кролика, тушеного с … улитками! Оказалось, очень вкусно J

Вообще, ресторан с «интересным» меню найти в Барселоне (как, впрочем, и в других городах и весях мира) не так уж просто. Это понятно – гурманов сравнительно немного, а оборот нужен всем. Традиционно «на ура» идет паэлья (с мясом, курицей, морепродуктами, рыбой) – порции от просто больших до огромных, чаще прямо в глубоких сковородках (в некоторых местах сковородку приносят, демонстрируют, потом выкладывают паэлью на большущую тарелку). Она есть во всех ресторанах, сервесериях и кафе, хотя, наверное, разного качества. Мы любим ее только с морепродуктами, и разок попробовали, конечно, но у нее есть один недостаток – в этом своеобразном «плове» морепродукты все неочищенные: моллюски в раковинках (конечно, раскрытых), креветки в панцирях. Выбирать все это из довольно жирного риса и чистить с помощью ножа и вилки утомительно, а руками – неприлично, да и пачкаться неохота. Поэтому дома я готовлю паэлью только с очищенными морепродуктами, и теперь, сравнивая с «аутентичной», могу ответственно заявить, что моя вполне хороша (учитывая, что морепродукты я беру все-таки замороженные).

Как и в других местах, популярностью пользуются разные продукты на гриле – как рыба, так и мясо, с этим почти нигде не ошибетесь, причем, в отдельных местах это очень дешево. В качестве примера могу привести кантину (собственно, это 4-й тип —  деревенская таверна) в крепости Сан Ферран близ Фигераса, где мы съели по нормальному горячему блюду (Феликс – баранину на ребрышках, а я – приличный кусок кролика, и то, и другое в сопровождении гарнира из грилеванных овощей), с бутылкой выдержанного (гран резерва!) вина и двумя чашками кофе. Все это обошлось … в 25 евро!  Кстати, кофе везде варят отличный – густой и крепкий, а вот любителям чая – сплошное разочарование: даже в приличных ресторанах подают только пакетики. Горячий шоколад в некоторых местах можно получить, но в большинстве, все-таки, под этим подразумевают какао (тут вам не Италия!). Множество кондитерских выпекают и размещают в витринах всяческие печенюшки и другие сласти (как традиционные, так и какие-то восточные). На вид – очень привлекательно, на вкус – не знаю, не пробовала, сберегая остатки фигуры J

С местными винами в Каталонии – полное раздолье. Кроме традиционно замечательных красных (особенно хороши купажи из трех-четырех сортов, скажем, сира, каберне-совиньон и темпранилья или же мерло, гарначчи, темпранилья, сочетания могут варьировать), открытием оказались каталонские (и других испанских регионов) розовые вина и кава – каталонское «шампанское». Розовые несколько ярче, «брутальнее» прованских (те – просто воздушные и легчайшие), но тоже очень приятные. Интересно, что даже из чистого мерло готовят розовое вино, на удивление ароматное и мягкое. С винами здесь только одна проблема: те сорта, что мы пробовали в ресторанах, категорически отсутствуют в магазинах, и наоборот! Видимо, многие сервесерии и рестораны снабжаются из каких-то других винных хозяйств, возможно, и совсем небольших. Кроме того, нам не удалось найти «узкоспециализированную» винную лавку – нам попались несколько, где был обширный выбор вин, но с сопутствующей закуской – хамон, сыры (огромный ассортимент, даже попробовать все невозможно), оливки. В конечном итоге, для дома вино закупали все же в большом супермаркете (там оказался самый большой выбор и нормальные цены). Да, еще о некотором нашем упущении: ни в первый наш приезд в Испанию, ни сейчас, мы так и не попробовали настоящий херес. По-видимому, это у нас впереди – его традиционно готовят в Андалусии, куда мы еще не добрались.  Есть к чему стремиться J

Если у вас плоховато с испанским (как у нас J), при посещении некоторых ресторанов можно испытать дискомфорт – даже при наличии английского (очень часто и русского!) варианта меню, официанты, в большинстве, английским владеют очень слабо. Вас могут элементарно не понять (например, просьба принести дополнительные бумажные салфетки, зубочистки, пепельницу или чистую тарелку иногда вызывает непредсказуемый результат J). Однако все решаемо, главное, чтобы была качественно приготовленная еда. Конечно, наиболее трудно нашим соотечественникам, которые умудряются выехать в Европу вообще без знания какого-либо языка, кроме русского. Например, мы были свидетелями того, как глава семейства пытался заказать хлеба (кроме блюд, указанных в меню – там был русский вариант, он просто потыкал пальцем в нужные строчки). «Ну, еще надо, эта… хлеб! Булки!» – громко объяснял он ошеломленному его напором официанту.  По-моему, выручила его корзинка с хлебом на соседнем столе, он и в нее потыкал пальцем J. Тут, опять же, респект «La Gavina» – там работает менеджером русскоязычная девушка (и один из официантов говорит по-русски, хотя и с большим акцентом).

Ну, кажется, о пище телесной достаточно, нужно же поделиться впечатлениями и о пище духовной J

 

День 2-й (1 мая). Готический квартал. Первомайская демонстрация в Барселоне. Весь бульвар Рамбла от площади Каталонии до площади Портал Пау.

После стандартного завтрака в отеле отправляемся на прогулку по Готическому кварталу. На Рамбле – все та же толпа, цветочками и зверюшками уже потихоньку торгуют, люди с чемоданами деловито передвигаются, а «живые скульптуры» только в процессе установки: то девица, уже накрашенная, натягивает с усилием платье поверх джинсов и свитера (солнышко спряталось, и температура упала, хотя дождя пока еще нет), то молодой (или не очень, под гримом не поймешь) человек разбирает сложенные на ночь в большой ящик рогатый шлем и крылья с размахом чуть не в полтора метра,  зловещего черно-зеленого цвета (для меня так и осталось загадкой, кого же он изображал – наверное, какого-то демона L).

Совсем недалеко от нашего отеля находится дом Бруно Квадроса (постройка 1890-х), который называют еще «дом зонтиков» – когда-то здесь размещался магазин зонтов. Передний и боковой фасады украшены лепными зонтиками, над окнами первого этажа – мозаики и изображения не то китаянок, не то японок,  на углу – свернутый кольцами дракон держит в пасти фонарь. Нарядный такой домик J. Напротив, по той же четной стороне бульвара прямо в стене соседнего дома старинный питьевой фонтан (не действующий) с барельефом рыцаря в шлеме с плюмажем. Шлем этот сильно напоминает голову Скруджа Мак-Дака из диснеевских «Утиных историй» J.

Свернув с бульвара на улицу Ферран, любуемся  самой широкой (метров 6-7 J) улицей Готического квартала. Весьма радуют взгляд ажурные фонари (работы Ж.М. Жужоля – архитектора-модерниста, ученика и соратника А. Гауди), подвешенные непосредственно на стенках домов, для фонарных столбов места тут не предусмотрено.  Заходим на минутку в церковь Сент Джауме (а, может, Хауме, потому что я не знаю, как правильно читается буква «J» в имени «Jaume»), чтобы посмотреть, по совету путеводителя, на выставленную в одном из приделов колесницу для процессий. Если честно, сооружение монструозное J. Все в позолоте, с огромными, почти как у хорошего КАМаза, колесами.

Дальше попадаем на одноименную площадь, где находятся дворец правительства Каталонии и мэрия Барселоны (куда пышнее и представительнее, чем упомянутый дворец). Весь Готический квартал считается одним из наиболее сохранившихся средневековых «ансамблей» Европы. Возник он на месте римского поселения Барсино (II в. д.н.э.), хотя еще столетием раньше здесь обосновались карфагеняне под предводительством некого Гамилькара Барки (отца Ганнибала, между прочим). Есть версия, что истоки названия города в конечном итоге, именно таковы. Римляне карфагенян вышибли и стали жить-поживать целых 500 лет, успешно торговать, строить городок, окружать его крепостными стенами. Однако и стены не спасли от нашествия вестготов, которые в середине V в.н.э. завоевывают всю территорию нынешней Северной Испании и устраивают тут столицу Барсинон государства Готалония (некоторые историки считают, что «Каталония» происходит отсюда, другие полагают, что это слово означает тоже, что и «Кастилия» – «страна замков»). От всех строений римлян и готов остались «рожки да ножки» – пара фундаментов, 4 колонны бывшего храма, да какая-то часть крепостных стен. Зато отлично сохранились собственно средневековые постройки.

Здания дворца правительства и мэрии строились в XV-XVII вв. Две скульптуры в нишах на фасаде мэрии представляют определенный исторический интерес. Одна, в «золотой» короне – король Джауме I, создавший «Совет сотни» Барселоны, где заседали 100 граждан и управляли городом с 1372 по 1714 гг. – согласитесь, традиции городского самоуправления, достойные уважения. Вторая фигура – Ж. Фивельер, заставивший в начале XVI в. придворную знать … платить налоги J! Кажется, нам бы сейчас тоже не помешала такая твердая личность.

Фасад мэрии перестраивали в XVIII в., но с левой боковой стороны еще сохранился готический декор с гербом города и типично средневековыми окнами. Если свернуть влево на узенькую улочку Эркулес, через пару минут оказываешься у церкви Сантос-Джуст-и-Пастор (XIV в.). Выглядит она мрачновато, но стильно. На маленькой площади перед ней – старинный питьевой фонтанчик, действующий. Не знаю, пьют ли из него сейчас, но местные бомжики в нем умываются – это точно J.

Вернувшись на площадь Сент Джауме, мимо Дворца правительства проходим в улицу Бисбе, над которой перекинут «мост вздохов» –  красивая арка-галерея, соединяющая дворец с домом каноника – как раз единственное сохранившееся полностью здание XI в. на римском еще фундаменте. В путеводителе, почему-то, название моста никак не поясняется, говорится только, что в доме каноника сначала устраивались обеды для городских нищих, после чего он был передан в 1450 г. канонику кафедрального собора. А нынче в доме находится одна из резиденций президента Каталонии (для посещения, понятно, закрытая). Окна дома каноника все обрамлены лепными узорами – там и растения, и человеческие лица, и животные. Каждое окно украшено по-разному, так же, как различаются по форме готические водостоки на боковом фасаде Дворца правительства.

Замечу, что у барселонских архитекторов (задолго до эпохи «каталонского модерна»), похоже, имелся «пунктик». Они просто обожали (да и сейчас продолжают) украшать дома разными, часто несимметричными деталями – наверное, чтоб скучно не было. Например, на одном доме балконы могут различаться не только по длине (скажем, на разных этажах то длиннее, то короче), но и по форме, и по глубине. С одной стороны дома, совершенно необязательно посередине, выпирает эркер – то скругленный, то, наоборот, угловатый. С другой стороны на крыше выстроена башня, а то и несколько. Фасады либо декорированы лепниной, либо майоликами, а то и чем-то типа фресок – раскраска по штукатурке «под лепнину». Веселенькие, в общем, дома J. Правда, в готическом квартале это выглядит все потемнее (от старости, видно) и построже. Да еще дома  до 7-ми этажей, при этом улицы узкие (или очень узкие), отчего напоминают колодцы. Это удобно, если солнце  жарит вовсю – тогда на улицах, почти лишенных зелени, немного прохладнее. Но нам в этом смысле не повезло: погода была совсем не солнечная и далеко не жаркая. Готический квартал смотрелся мрачновато.

Чуть дальше за «мостом вздохов» по левой стороне улицы Бисбе расположен мемориал патриотов Каталонии (подробнее разобрать не удалось – надпись на каталонском языке для нас непонятна L, а путеводитель про этот мемориал умалчивает). С правой же стороны находится боковая стена кафедрального собора (громадного сооружения, занимающего целый квартал внутри «Готического квартала»), а в ней воротца, не всегда, как позже выяснилось, открытые. Но в этот день они были настежь, поэтому нам удалось проникнуть во внутренний дворик собора с фонтанами, искусственным водоемом и … огромными, холеными белыми гусями! Причем их не парочка, а штук восемь-десять, они важно расхаживают там, гогочут и плавают в этом «пруду» или фонтане, уж не знаю, как правильно… Оказывается, они символизируют непорочность и чистоту Св. Эулалии (покровительницы Барселоны), чьи останки похоронены в скрипте Кафедрального собора.

Впрочем, сначала мы обошли кафедральный собор «с тыла» (контрофорсы у него громадные, и очень интересные «дополнительные» кованые колокольни с небольшими колоколами – мы так и не поняли, зачем, ведь обычная колокольня тоже, вроде, наличествует). Попали, таким образом, на улицу Комтес-де-Барселона, на которой стоит Дворец наместника (здесь жил вице-король, назначавшийся из Кастилии) – внутри, конечно, шла очередная реставрация, но мы посетили очень приятный внутренний дворик.

 Следующий дом по этой улице (тоже с красивым двориком и фонтаном) долгое время служил местом жительства высоких церковных чинов, затем – графов Барселоны, потом – судейских чиновников, а с XVIII в. по середину 30-х годов XX был женским монастырем (странная эволюция, не правда ли?). Впрочем, дальше – больше. В 1948 г. скульптор и путешественник Фредерик Марес-и-Деулуволь устроил в этом доме музей, где выставил свое собрание произведений искусства от доримской эпохи до начала XX в. А еще, на верхнем этаже устроил выставку всяких мелочей – тростей, гадальных карт, вееров и прочей чепухи. Теперь музей носит имя своего основателя, называясь Музеем Ф. Мареса. Феликс обожает такие «разношерстные» собрания предметов, в т.ч., бытовых, поэтому мы планировали в этот музей зайти (сегодня он не работал однозначно, так как был всеобщий выходной).

 

БАРСЕЛОНА БЕЗ ВИКИ И КРИСТИНЫ (но с Монссерат и Фигерасом) май 2010 часть 2

Оставить комментарий

Следуя все по той же узенькой и кривенькой улице, мы вышли на площадь перед Кафедральным собором. Несмотря на то, что значительная его часть в лесах (везде что-то ремонтируют), фасад производит внушительное впечатление. Да и внутри собор очень красив – колонны и витражи просто бесподобны!

Фотографируя собор, Феликс неожиданно обнаружил, что … карточка фотоаппарата почему-то переполнена. А ведь перед поездкой, еще дома, он, вроде бы, все проверил, зарядил фотоаппарат и снимал вволю с чистой совестью! По выходу из собора, миновав плотную шеренгу нищих, мы направились через площадь к имеющимся напротив скамейкам и попытались разобраться, что же случилось. После недолгих раздумий Феликс от души высказался (в свой адрес J), так как понял, что проверял фотоаппарат … при закрытом объективе! Он и не показывал ничего – типа, все пусто, нет изображений. А на самом-то деле, оказалось, что почти тысяча австралийских фотографий осталась на этой флеш-карте! Теперь, чтобы снимать что-то еще, нужно было хотя бы часть их удалить (как назло, запасные флеш-карты остались в отеле, в большом футляре от фотоаппарата L). Чем Феликс и занялся, время от времени тихо поругиваясь. А я рассматривала забавное оформление фасада какого-то магазина (вероятно, детской одежды) – там были как будто детские рисунки карандашом (или углем, короче – просто линиями). В непосредственной близости от готического собора это выглядит довольно смешно.

Когда, по мнению Феликса, на флеш-карте освободилось достаточно места для сегодняшних снимков, мы могли двигаться дальше. Посмотрели прямо за собором на Дом архидьякона (сейчас в нем располагается архив) и его чудесный почтовый ящичек, украшенный барельефами: ласточками и черепахой (чтобы добрые вести летели птичками, а дурные ползли, как черепахи). Интересно, что дом-то был построен еще в средние века, а вот почтовый ящик на нем сделан уже по проекту Доменека-и-Монтанера, каталонского архитектора-модерниста, современника и соперника А. Гауди. Затем мы вновь обошли сзади кафедральный собор и вышли ко Дворцу наместника, а мимо него – на парадную площадь Большого Королевского дворца (пл. Рей). Честно говоря, у меня на этот дворец были определенные планы – построенный в XI-XIII вв. как резиденция графов Барселоны, он считается одним из лучших образцов каталонской готики, особенно, его Тронный зал с какой-то авангардной для тех времен конструкцией крыши…

Но планам моим осуществиться было не суждено. Прямо на площади перед дворцом Феликс заявил, что ему здесь ужасно плохо, он чувствует себя, как будто его кто-то душит и давит, и мы должны немедленно отсюда уйти. Ну, и поделом мне. Я не подумала о том, что Феликс – сильный сенситив, в местах, где совершались какие-то негативные события в прошлом (даже очень далеком), он ощущает себя сильно не в своей тарелке – например, ему стало нехорошо в Колизее, я его долго потом «выгуливала» по римским Форумам. Любопытно, что про события в Колизее знают все (и он тоже знал, конечно), можно было бы подумать, что он себе это просто внушил. Но вот про то, что в Королевском дворце долгие годы заседал Святейший трибунал инквизиции, я прочитала в путеводителе буквально накануне поездки (ни с кем, впрочем, этим открытием не поделилась, не сочтя это слишком существенным), а Феликс путеводителя не читал.

В общем, мы быстрым шагом покинули злополучную площадь, проскочив мимо смешных фотографий в окнах Музея истории Каталонии (он находится на той же площади в старинном дворце Каса-Кларьяна-Падельяс) – нос к носу повернуты профили римской скульптуры (ну, или просто головы, не знаю) и современных жителей Барселоны – девушки, мужчины, молодого парня. Причем, иногда сходство профилей – поразительное J

Повернув за угол, почти выбежали с территории Готического квартала и оказались на небольшой площади ангелов, где было страшное столпотворение и оглушительный шум. Мы сначала не поняли, в чем дело, но быстро выяснили: это ПЕРВОМАЙСКАЯ ДЕМОНСТРАЦИЯ! Причем, сама демонстрация организованно двигалась по проезжей части, а на тротуарах стояли и сидели толпы зевак. Зрелище неординарное: впереди духовой оркестр в кузове грузовичка наяривает «Варшавянку», следом идет колонна шеренгами по пять-шесть человек, несущих черные и красные воздушные шарики и выкрикивающих какие-то лозунги, после чего – целая компания барабанщиков (барабанят вдохновенно и очень-очень громко), далее – опять люди с шариками…

Шум этот нам скоро надоел, мы пошли к скверику на площади Рамон-Беренгер-эль-Гран (графу с этим длиннющим именем установлен там конный памятник).  Пока шли, мимо проехал старичок на велосипеде с красивой крытой коляской, в которой гордо восседала малюсенькая собачка J. Причем, на коляске сзади был соответствующий значок – силуэт собачки!

Немного передохнули и выпили по чашке разных напитков в кафе на площади. Там же, рядом (Феликс не стал фотографировать, а зря) находится один из самых неприличных питьевых фонтанчиков в городе – представьте себе голову с краником на макушке и широко открытым ртом, из которого торчит толстая труба J. Нас это настолько развеселило, что мы даже вернулись в Готический квартал (правда, обойдя стороной Королевский дворец), где попробовали  разыскать остатки римского храма – несколько колонн, которые стоят в каком-то дворе, согласно нашему путеводителю. К сожалению, как выяснилось через несколько минут, этот внутренний дворик частный, он закрыт для посещения (исключая, разумеется, жильцов дома с ключами от дверей). Так что, с этой достопримечательностью мы «пролетели».

Несколько разочарованные, мы побрели разыскивать здание старой синагоги Майор. Она находится на крохотной и трудно обнаруживаемой улочке де Марлет, в центре бывшего еврейского квартала. В здании сейчас очень скромный маленький музей еврейской культуры – все, что осталось (возможно, кое-кто из вас помнит, что евреев из Испании начисто разогнали указом Великого Инквизитора Торквемады в конце XV в., во времена правления Изабеллы Католички и короля Фердинанда).

Тут мы несколько утомились и решили, что пора перекусить. По пути еще осмотрели церковь Санта-Мария-дель-Пи, на ее фасаде находится самое большое в Европе окно-«роза». Перед церковью на небольшой площади располагается рынок, где торгуют домашними сырами, хамоном, приправами и какими-то мелкими сувенирами. Пахнет там очаровательно, что еще раздразнило наш аппетит J. На площади Реаль, квадратной и поразительно напоминающей крытыми аркадами пл. Майор в Мадриде, мы нашли тот самый ресторанчик-пивную-кафетерию «Ambos Mundos», где и заказали тех самых осьминогов по-галисийски под домашнее розовое винцо. Если учесть, что к этому времени  тучки разбежались, выглянуло солнышко,  и в воздухе отчетливо потеплело, то жизнь явно стала налаживаться J. Фонтан «Три Грации» на площади окружила веселая молодежь, пальмы шелестели зелеными листьями, кованые фонари, спроектированные молодым А. Гауди, радовали глаз… Все было прекрасно, кроме того, что неудержимо тянуло вздремнуть после обеда и долгих блужданий. Мы недолго сопротивлялись этому порыву и вернулись в отель (до него было ходу минут десять), где и проспали-таки полтора часа.

Выглянув после отдыха в окошко на бульвар Рамбла и увидев, что погода по-прежнему солнечная, решили не терять драгоценного времени (прогнозы погоды на последующие дни, в целом, не очень обнадеживали) и прогуляться по всей Рамбле, начиная от пл. Каталонии и до пл. Портал-де-ла-Пау. Тем более, именно на Пау мы должны были встретиться около половины восьмого с приятелем и коллегой Феликса и пойти с ним ужинать.

На бульваре народ по-прежнему лавировал в обе стороны плотной толпой между «живыми скульптурами», киосками с цветами и всякой живностью. Мы довольно быстро вышли на пл. Каталонии, которая поразила нас обилием  скульптур из разных материалов и очень разностильных, друг с другом просто никак не сочетающихся. На площади как-то всего очень много: тут и фонтаны, и большая «мраморная» площадка, где кормят стаи голубей и торгуют мороженым и голубиным кормом, и куча скульптур, и памятник деятелю каталонского национального движения Франсиско Масиа (очень странный: темный бюстик на фоне перевернутого лестничного пролета). Не говоря уж о стоянках муниципальных велосипедов, входов в какие-то подземные галереи-магазины и пр. Всего этого хватило бы на пять вполне порядочных, нарядных и гармоничных площадей J

Именно здесь начинается (ну, или кончается, если смотреть со стороны моря) бульвар Рамбла. Сразу же у начала расположен питьевой фонтанчик Каналетес (один из символов города) – из него стараются попить водички все туристы, чтобы вернуться в Барселону. Водичка теплая и на вкус так себе, зато сам фонтанчик нетривиальной формы: наверху – разделенный на четыре фонарика светильник, а внизу пузатый самовар с четырьмя краниками! В принципе, неплохая идея – самовар с четырьмя краниками, очень удобная, если подумать J. Может, кто и додумается до выпуска такого стильного «ноу-хау» J

Здания по обе стороны бульвара  почти на всем его протяжении красивы, причем, каждое по-своему. Тут и дворец Можа, пристроенный в XVIII в. прямо к городской стене, и тонко разрисованный дворец Виррейна (а-ля эпоха Людовика XVI), и уже упомянутый ранее «дом зонтиков» и церковь Богоматери Вифлеемской, напротив фасада которой на реставрируемом здании разместили чудовищной величины плакат с рекламой белья «Кельвин Кляйн» – загорелый мужик в сильно обтягивающих трусах (и только, больше на нем ничего нет). Рядом с церковью подобные картинки смотрятся как-то… неуместно.  Возле этой церкви мы свернули с бульвара, чтобы осмотреть здание больницы Санта-Креу (Св.Креста), в котором сейчас находится библиотека. Но в этот раз мы повидали только один из ее «внешних» фасадов – самый красивый внутренний дворик мы посетили через несколько дней.

Вернувшись на Рамблу, прошли еще рынок Бокерия, оперный театр «Лисеу» и театр «Принсипаль» – первый театр в Барселоне. На другой стороне бульвара, напротив театра, стоит памятник Ф. Солеру, драматургу и поэту, основателю современного каталонского театра. Он (в числе прочего) писал остроумные комедии, описывающие жизнь сограждан, премьера его первого творения состоялась в 1866 году и стала большим событием тогдашней культурной жизни.

Рядом с театром «Принсипаль» находится церковь и центр искусств с единым названием «Санта-Моника» (церковь вполне действующая, как и центр искусств, в котором проходят всякие вернисажи). А в маленьком переулке Ла Бланка почти у самой пл. Пау спряталось симпатичное здание музея восковых скульптур. Мы не любители этого популярнейшего вида творчества, поэтому в сам музей не рвались – но, если верить путеводителю, там есть на что взглянуть J.

При выходе на пл. Портал-де-ла-Пау поражает 50-метровая колонна с фигурой Х. Колумба, установленная к открытию Всемирной выставки в 1888 г. Площадь окружена пышными зданиями со многими деталями, так что глаза разбегаются. Здание старого порта, королевские верфи и  портовая таможня выглядят, словно дворцы. Только вот к этому времени небо вновь затянуло подозрительными тучками, слегка похолодало, и мы порадовались, что прихватили с собой зонтик.

Дождавшись на площади того самого приятеля (он долго искал место для парковки, что неудивительно – поток машин был также плотен, как толпы прогуливающихся), мы неторопливо двинулись в сторону нового порта, где и провели чудный вечерок в «La Gavina». Однако дождик пошел уже во время ужина и еще продолжал мелко моросить, пока мы возвращались в отель. Тогда же Феликсу пришла смс-ка еще от одного знакомого (прибывшего с женой в Барселону на три дня), который предлагал встретиться завтра с утра и совершить прогулку до Собора Святого семейства. Мы были, в общем, не против – почему бы и нет? В компании веселее J

 

День 3-й (2-е мая). Дворец Каталонской  Музыки, район Эшампле, собор Святого Семейства, Больница Св. Креста и Св. Павла. Парк Гуэль.

С утра погода все же наладилась: сияло солнышко, было довольно тепло (впрочем, прохладный ветерок ощущался, особенно на теневой стороне). Около половины десятого мы отправились осматривать достижения каталонского архитектурного модерна, в основном, сосредоточенные в квартале Эшампле. Поскольку мы не знали, когда начитается «утро» для той пары (Димы и Ани), что хотела составить нам компанию, решили спокойно выйти и двигаться «по плану» (путеводитель предлагал как раз подходящий вариант прогулки). А когда нам пришлют смс или позвонят – договоримся, где по пути состыковаться.

Сначала отправились через Готический квартал, по одной из типичных кривоватых улочек, мимо церкви Св. Анны (сохранившийся фасад XI в.), на ул. Лаэтана (очень симпатичная, достаточно широкая улица с любопытной архитектурой).  С нее свернули в узенькую Сан-Пере-манииес-Альт, где стоит необыкновенно пышно украшенный Дворец Каталонской Музыки (построенный в начале XX в.) – творение Л. Доменек-и-Монтанера. Массивное здание удивительным образом втиснуто в пересечение узких улочек, отчего трудно сфотографировать его даже по частям L.  Конечно, пытались, но «вышло не очень». Оставили несколько более или менее приемлемых фотографий отдельных кусков и деталей, но они дают довольно слабое представление о целом. Кроме того, нам не удалось попасть внутрь (ну, скажем, мы прошли не дальше кафе на первом этаже и касс), это можно сделать только с организованной экскурсией или взяв билет на концерт. К сожалению, ближайший концерт намечался на 9-е мая, а 8-го мы уже улетали. А наш путеводитель вдохновенно расписывает роскошные интерьеры и необыкновенную акустику зала L. Может, в следующий раз повезет больше…

Далее прогулялись до ул. Де Касп, где находятся два интересных здания стиля «каталонский модерн»: №48 – дом Кальвет, построенный молодым А. Гауди (фасад из крупнозернистого почти необработанного камня, интересно выгнутые балкончики), и №22 – дом Льоренс Кампруби, работы А. Касамитьяна (со светлыми ажурными решетками балконов, застекленным двухэтажным эркером и какими-то выпуклыми украшениями по краю крыши). Вообще, на этой улице множество очень приятных зданий, кроме тех, что отмечены в путеводителях.

По этой же улице мы вышли к началу проспекта Грасия – основной «артерии» района Эшампле. Название района означает «расширение». К середине XIX в. стало ясно, что Барселоне тесно в прежних границах., поэтому было решено строить новые районы на месте деревень, окружающих город (прямо, как в Москве!). План расширения разработал архитектор И. Серд-и-Суньера, а когда пришло время застраивать новый район, в испанском искусстве и архитектуре народилось новое течение, получившее название «каталонский модерн». Кроме того, Барселона к концу XIX – началу XX вв. интенсивно развивалась, у промышленников появились средства, на которые можно было заказывать и строить дома. Благодаря такому стечению обстоятельств, район Эшампле является ныне местом паломничества для поклонников архитектуры модерна. Да, чуть не забыла об одной забавной истории, упомянутой в путеводителе. Тот самый Доменек-и-Монтанер, что спроектировал несколько зданий для Эшампле, был убежден, что на таких широких улицах жить будет невозможно: от постоянно гуляющих ветров люди будут все время простужаться JJ!!!

Почти в самом начале пр. Грасиа находится громадный дом Рокамора (арх. Бассегода), оранжево-красные башни которого видны уже с пл. Каталонии. С другой стороны проспекта, чуть дальше, располагается так называемый «квартал дисгармонии» или «яблоко раздора». Буквально подряд стоят: дом Лео Морера (арх.Доменек-и-Монтанер) – неоготика, со скульптурным растительным орнаментом, заругленными балкончиками и эркером; дом Аматльер (арх. Д. Пуч-и-Кадафальк) – псевдофламандский, со ступенчатым навершием и цветным фасадом; и, наконец, дом Батльо (арх. А. Гауди), с типичными «гаудиевскими» плавными формами и балконными решетками, похожими на маски (по мнению некоторых, больше на черепа). Каждый дом замечателен и интересен сам по себе, но от их близкого сочетания, честно говоря, немного «сносит крышу». Как говорится, слишком хорошо – тоже нехорошо L 

Несколько ошалев от впечатлений, мы присели в кафе перед домом Батльо выпить по стаканчику прохладительного. Как раз в этот момент пришла смс-ка от Димы и Ани, что они уже позавтракали, находятся на пл. Каталонии и намерены пройтись до Собора Святого Семейства. Мы ответили, что они могут найти нас буквально через пару кварталов от пл. Каталонии, подождали с четверть часика и благополучно встретились. Дима и Аня оказались веселой и симпатичной парой, уже в первые моменты выяснились некоторые «связующие» интересы, что облегчило дальнейшее общение. Мы обсудили план действий и, сверившись с картой, направились к Собору Святого Семейства. Нет, извините, сначала мы завернули за угол дома Батльо, прошли метров двадцать по ул. Д’Аргадо и посмотрели на здание Фонда Тапиеса, построенное Доменек-и-Монтанером и увенчанное «скульптурой» работы Антонио Тапиеса под названием «облако и стул». Выглядит так, как будто на дом сверху нахлобучили путаницу из толстой проволоки (каркас поставленного на «облако» стула, правда, можно рассмотреть с определенного угла зрения).

Ну вот, теперь уже пошли по ул. Валенсия, действительно, в сторону Собора. По дороге взглянули на дом Марфа, похожий на средневековый замок с круглыми угловыми башнями (постройки еще одного архитектора-модерниста М. Комаса-и-Тоса). Некоторые любопытные здания (как обозначенные в путеводителе, так и нет) оказались на реставрации – фасады затянуты строительной сеткой или в лесах. Зато обнаружились две очень красивые, хотя и не очень старые церкви. Одна из них – Св. Иоанна на одноименном бульваре, недалеко от нее, на пересечении бульвара и проспекта Диагональ, стоит памятник, непонятно кому, но красивый, на фоне шикарных кипарисов.

Примерно к часу дня мы вышли на площадь Саграда Фамилия (собственно, по-испански это и есть собор Св. Семейства). Площадь занята симпатичным небольшим сквериком. Сквозь живописно-голые ветви каких-то деревьев Феликс сделал самую красивую фотографию Собора – почти не видно строительных кранов и недоделок. По-моему, ближе к Собору подходить было необязательно J.

Однако нас обуревало стремление подняться на смотровую площадку, а также попасть внутрь здания, в музей А. Гауди (и постройки самого Собора). Заплатив за билеты, мы встали в хвост длиннющей очереди у западного фасада. Отделка фасада работы архитектора Субирача, на мой взгляд, ужасна – какие-то «рубленые» фигуры из блекло-серого ноздреватого камня, изображающие Христа на кресте и окружающих его «сочувствующих». Может быть, они смотрелись бы несколько иначе, не будь с другой стороны собора восточного фасада, оформленного самим Гауди (все фигуры, словно живые, да еще в обрамлении каких-то «коралловых» наплывов). Пока мы полтора часа стояли в очереди, эти скульптуры набили нам оскомину – смотреть-то было больше не на что L. Но вот мы подошли к лифту и через минуту-полторы были наверху (имейте в виду, что за подъем нужно заплатить отдельно, прямо в лифте, еще по 2,5 евро за человека).

Каково же было разочарование! Смотровая площадка – крошечная, трем человекам не разойтись. Видны с нее, в основном, башни и крыша Собора (все недоделанное) и строительные краны. Город, конечно, тоже видно, но не так хорошо, как с холма Тибидабо (это сказали Аня и Дима, посетившие накануне это местечко, до которого мы так и не добрались) или с холма Монжуик (это выяснилось позже, когда мы съездили туда сами через несколько дней). Несколько утешил нас музей Гауди, куда мы попали после обратного спуска. Он находится в «подвальном» этаже и содержит много любопытных фотографий, макетов и пр. Во внутреннем помещении самого Собора пока есть только колонны (очень много) в виде деревьев, которые спроектировал Гауди, и множество стройматериалов. Чтобы представить, как это будет выглядеть в далеком будущем, когда (и если J) эту махину достроят, пока чрезвычайно тяжело.

Здание начали строить в конце XIX в., после трагической смерти Гауди (в 1926 г. архитектора задавил трамвай, пока он любовался своим творением, стоя на трамвайных путях) строительство продолжалось еще 10 лет, до начала гражданской войны в Испании. Потом собор вместе с мастерской Гауди горел, многие планы и эскизы были утеряны. Строительство возобновили только в 1952 г., причем, после ожесточенных споров: стоит или не стоит строить дальше? Может, так и законсервировать, как «неоконченный шедевр»? Сторонником последней точки зрения, в числе прочих, кстати, был Сальвадор Дали, преклоняющийся перед Гауди и не допускавший мысли, что строительство можно продолжать без этого гения. Однако победа досталась другой партии, ратующей за продолжение и счастливое завершение строительства. Вот, до сих пор и строят, конца пока не видать… Сейчас работают над самым большим, третьим фасадом Славы, который планируют закончить к 2015 г.

Ознакомившись с экспозицией музея и заглянув внутрь Собора, мы вышли к Восточному фасаду. Немного поснимали, но без широкоугольного объектива или «рыбьего глаза» такие съемки, честно говоря, мало результативны. Поскольку погода была теплой и солнечной, решили прогуляться и взглянуть на больницу Св. Креста и Св. Павла.

Однако к этому времени все немного проголодались, поэтому сначала перекусили в каком-то кафе-сервесерии, которое нашли с некоторым трудом – район не изобилует заведениями такого рода. Надо заметить, что Гауди изначально запланировал постройку Собора в очень бедном и неблагополучном районе. С тех пор район немного улучшился, но, видимо, недостаточно для появления в нем приличных ресторанов L.

После обеда мы все-таки нашли больницу Св. Креста и Св. Павла (Санта-Креу и Сан-Пау). Она находится на пересечении улиц Картахена и Сант-Антони-Мария-Кларет. Это девять больших корпусов в мавританском стиле, построенные по проекту Доменека-и-Монтанера в 1902 г. В путеводителе написано, что в больничном парке и между корпусами можно, вроде бы, гулять всем. Тем не менее, на территорию туристов не пускают (только сотрудников и машины скорой помощи, может, еще посетителей к больным). Но то, что удалось посмотреть и снять даже из-за внешнего забора – впечатляет.

Раз не пустили нас погулять в этот парк, мы взяли такси и поехали в парк Гуэль. Про этот парк, по-моему, знают все – одно из самых заметных творений А. Гауди. И, действительно, именно здесь те самые «природные» формы, так любимые архитектором, выглядят наиболее привлекательно и уместно. Показательно, что Гауди ненавидел чертить, зато обожал рисовать J. Помните строчки П. Когана: «Я с детства не любил овал! Я с детства угол рисовал»? У Гауди все, как раз, наоборот J В его зданиях, фактически, отсутствуют прямые линии. Когда в 1878 г. ему вручили диплом архитектора, ректор Высшей архитектурной школы вечером, в кругу семьи, высказался: «Не знаю, кому я сегодня вручил диплом – гению или сумасшедшему…»

Время, разумеется, все расставило по своим местам, никто уже не сомневается, что Гауди был гением (впрочем, кто сказал, что гений не может быть сумасшедшим? По-моему, одно другого никак не исключает J). Парк, спроектированный Гауди для Эусебио Гуэля (богатейший предприниматель, меценат и т.д., сделавший Гауди своим «придворным» архитектором), должен был, изначально, стать местом постройки полусотни уютных вилл. Их предполагалось сдавать в аренду, при этом арендаторам категорически запрещалось использовать постройки под магазины, кафе или санатории, заниматься на территории парка любого рода торговлей или ремеслом. С такими условиями никто не хотел соглашаться – арендаторы появились лишь у пары домиков с участками. Поэтому остальные виллы так никогда и не были построены.

Зато территория превратилась в сказочное, волшебное место, с причудливыми пещерами и колоннами, извилистыми дорожками, пышной растительностью, «пряничными» домиками и знаменитой керамической мозаичной скамейкой необычайной длины и формы. Все это великолепие стережет у подножия главной лестницы такой же мозаичный керамический «дракон», больше всего похожий на игуану.  К этому символу парка и искусства Гауди, в целом (почему-то архитектор сделал дракона лейтмотивом многих построек), было не пробиться: туристы обступили его такой плотной толпой, что даже фотографировать было невозможно. Феликс попробовал, но безуспешно – даже на самой «приемлемой» картинке на первом плане маячила крупная блондинка с брезгливым выражением лица. Что получилось на остальных – лучше умолчу, короче, все они удалены без сожалений L.

В парке находится дом-музей Гауди (только совсем не в том здании, что снято и соответственно подписано в путеводителе J). Он небольшой, но интересный – интерьеры стоят того, чтобы на них взглянуть. Особенно хороша мебель «обтекаемых» форм.

Погуляли мы замечательно. Когда обошли весь парк (ну, или почти весь), возникла идея вернуться на проспект Грасиа и посмотреть еще одно произведение Гауди – дом Мила (мы просто немного не дошли до него в наших утренний блужданиях). Дима с Аней сказали, что они не против, так как видели этот дом только «проездом» на экскурсионном автобусе. Такие двухэтажные автобусы курсируют по Барселоне, так же, как и во многих других городах мира. Купив билет на тур, можно проехать немного, затем выйти, что-то осмотреть, сесть в следующий автобус – и так хоть целый день. Очень удобно для тех, у кого немного времени на осмотр города, или же трудновато ходить на значительные расстояния пешком. Например, когда мама Феликса (а ей было уже 75 J) посетила Барселону, она воспользовалась таким автобусом, как замечательным шансом посмотреть город без лишних физических усилий.

Дом Мила, на самом деле, состоит из двух домов и занимает большущую площадь чуть не полквартала. Один его фасад обращен к пр. Грасия, а второй тянется вдоль ул. Провенсия.  Еще в процессе строительства (1906 – 1910) барселонцы насмешливо прозвали дом «Ла-Педрера» – каменоломня. Фасад состоит из целых блоков сероватого натурального камня, которые подгонялись друг к другу «по месту» и обрабатывались в самой малой степени. Черные балконные решетки в виде вьющихся фантастических растений на фасадах без единой прямой линии – немного мрачновато, но, по-моему, необыкновенно красиво. В доме есть еще один музей Гауди, но в него мы уже не пошли. Во-первых, нас отпугнула значительная очередь. Во-вторых, Феликс сказал, что Гауди ему на сегодня, определенно, хватило J.

Поэтому наша четверка прогулочным шагом отправилась по Грасиа через пл. Каталонии и Рамблу в сторону порта – т.е., в сторону ужина J. Каковой и состоялся в теплой,  дружеской обстановке J. Обсудили планы на следующий день. Поскольку прогноз погоды был неутешительный – резкое похолодание и дождь, приняли совместное решение поехать в Монссерат. Сначала больше часа в поезде (и обратно тоже), потом – под крышей храма, музей, то-се… Получалось, что «под открытым небом» придется побыть не так уж долго. Дима пообещал посмотреть в интернете расписание поездов, определить, с какой станции они отправляются, и прислать нам эту информацию смс-кой. Попозже вечером он ее и прислал, договорились встретиться у нашей гостиницы в половину девятого, так как нужный нам поезд отправлялся со станции на пл. Испании в 9-40.

 

БАРСЕЛОНА БЕЗ ВИКИ И КРИСТИНЫ (но с Монссерат и Фигерасом) май 2010 часть 3

Оставить комментарий

День 4-й (3-е мая). Монссерат.

Открыв утром окно, с сожалением констатировали, что синоптики на этот раз не ошиблись L! Температура не превышала 12 градусов, дождь тихо, но размеренно поливал Рамблу. Сразу захотелось чего-то горячего, поэтому завтракать пошли в соседнее кафе (в нашем отеле подавали только йогурты, фрукты, молоко с хлопьями да всякие булочки). Выбор горячих блюд на завтрак и в этом кафе был невелик, из любопытства мы заказали какой-то «испанский» омлет, который на деле оказался … картофельной запеканкой J. Ну, для разнообразия не так уж плохо. Обслуживают только не слишком быстро, я даже заволновалась, успеем ли мы собраться.

Собраться успели, встретились с Димой и Аней, потом стали выбирать – ехать ли на метро (с пересадкой, причем ни мы, ни они еще пока метро не пользовались), либо не мудрить и взять такси: на четверых по цене на небольшие расстояния – то же, что и метро, кстати.  Разумеется, выбрали такси, которое и поймали через  пару минут. Что в Барселоне хорошо, так это возможность остановить такси просто на улице, необязательно тащиться на специальную стоянку или вызывать по телефону.

Таксист по-английски, правда, «ни в зуб ногой», но Диме каким-то чудом удалось втолковать ему, что нам нужно на станцию, откуда поезд уходит в Монссерат J. Минут через пятнадцать мы были на пл. Испании, у подземного перехода, через который можно попасть на искомую станцию (одновременно и метро, и пригородных поездов, эти системы в Барселоне, как и в Париже, и Лондоне, всячески «кроссируют»).

На станции стали выбирать, какие взять билеты. Если ехать до остановки «Монссерат-Аэри», то оттуда еще нужно подниматься на канатной дороге – тогда нужны «комплексные» билеты. Если же просто до остановки «Монссерат», билет можно взять в автомате (чуть дешевле), но от нее потом пешком еще подниматься некоторое время. Канатная дорога «перевесила» – и дополнительный аттракцион, и «под крышей». Последнее особенно важно было для Ани – приехав в Барселону буквально на три дня, она не взяла с собой никакой другой обуви, кроме беленьких спортивных туфелек-тапочек, довольно открытых и с дырочками… Даже смотреть на нее было холодно и мокро J. Ведь мне и в нормальных закрытых кожаных туфлях было не очень уютно.

Немного подождали поезда (рановато приехали). Аня бродила по станции в поисках киоска, где можно было бы купить запасные хлопковые носки – у нее было явное подозрение, что ее промокнут довольно скоро. Поиски успехом не увенчались, активно продавали только зонтики, но ими мы были вполне обеспечены.

Подошла электричка, мы удачно в ней устроились и поехали. Какое-то время путь пролегал исключительно в подземном туннеле, затем уже на поверхности. Конечно, сначала интересно было смотреть в окно – инстинктивно как-то я ожидала «пасторальных» пейзажей, хотя и мокрых, и сероватых в такую погоду. Но за окном все тянулись и тянулись как будто окраины или пригороды Барселоны, напоминающие рабочие поселки. Никаких хорошеньких домиков, окруженных зеленью, никаких виноградников или пастбищ с коровками. Все больше склады да заводы, в общем, ничего живописного и интересного. Пришлось обратиться к чтению – единственным чтивом у меня оказался путеводитель (электронную книжку я оставила в отеле).

Еще раз, повнимательнее, чем накануне, почитала про место, куда мы ехали. Лично у меня слово «Монссерат» раньше прочно ассоциировалось только с испанской оперной звездой Монссерат Кабалье. Оказывается – не случайно. В Испании (особенно в Каталонии) многим девочкам традиционно дают это имя как раз в честь горы Монссерат. Здесь находится одноименный монастырь, где хранится сравнительно небольшая деревянная скульптура Богоматери, которую ласково называют Ла-Моренета («смуглянка») и почитают, как покровительницу Каталонии. Согласно легенде, изваяние принадлежит руке самого апостола Луки. Современные исследования показывают, что скульптура создана не раньше XII в. Верующим это нисколько не мешает, они терпеливо выстаивают многочасовые очереди (про них в путеводителе не написано, но мы видели сами), чтобы прикоснуться к святыне (вернее, к стеклу, за которым она находится) и попросить ее о чем-то заветном.

Но мы-то ехали в Моссерат не для стояния в этой очереди J, а ради того, чтобы посмотреть на исключительно красивое место, интересные здания (хотя и восстановленные после сильного разрушения в наполеоновские войны) и посетить монастырский музей – весьма богатое собрание произведений искусства, как испанского разных времен, так и мирового.

Когда подъехали к станции «Монссерат-Аэри», дождь только усилился. Для начала мы посмотрели расписание обратных поездов на Барселону – не хотелось бы опоздать на последнюю электричку L. Затем проскочили по подземному переходу к станции канатной дороги, постояли немного в ожидании кабинки и почитали надпись на старинной табличке, повествующей о том, что механизм канатной дороге сделан мастером из Германии в одна тысяча восемьсот-каком-то году. Вот оно – немецкое качество!

В кабинке мы поднялись на гору, успев сфотографировать вздувшуюся и темную от дождя и глины реку, абсолютно серое низкое небо, мокрую растительность и причудливые фигуры выветривания на склоне горы, благодаря которым она и получила свое название («Монссерат» по-испански «зазубренная гора»). Подъем занял минут семь, не больше, после чего мы вышли из здания «верхней» станции канатной дороги и еще немного поднялись пешком по лестнице. Это был коротенький отрезок пути, обычно совершаемого паломниками от самого подножия горы. Сейчас даже страшно было про это подумать – наверху (высота, примерно, 700 м) температура не превышала 8 градусов, к тому же дождь сопровождался  пронзительным ветром.

Разумеется, в таких обстоятельствах, первое, что мы стали искать – какой-нибудь бар или кафе, чтобы выпить чего-то горячего (мужчины настаивали и на горячительном, в качестве «профилактического средства от простуды» J). Выбор оказался невелик: поблизости от станции находится только кафе типа «столовая» с самообслуживанием (ресторан на более значительном расстоянии). Мы не стали капризничать: столовая так столовая, тем более, на стойке, кроме разной еды, обнаружились чай-кофе, а также маленькие бутылочки красного вина и сырные тарелочки к ним J. Сначала мы забеспокоились, чем же бутылочки открывать, но напрасно: специальный мужичок перед кассой ловко так бутылочки откупорил и вернул их нам на поднос с вежливой улыбкой. В общем, нашли мы себе место в уголке на втором этаже (на первом все было забито такими же замерзшими бедолагами) и мирно выпили за хорошую погоду и здоровье. После чего уже в более приподнятом настроении пошли осматривать комплекс монастыря, в том числе, храм (Базилику) и музей.

 Базилика, построенная в XVI в., очень красива. Фасад, правда, перестроен несколько позже, но внутренняя часть (неф с боковыми приделами и алтарем) «архитектурно» сохранилась. Отделка при этом представляет собой эклектическую смесь – после наполеоновских войн почти все было попорчено, поэтому в разные периоды, по мере поступления средств, производили реконструкцию и реставрацию. Тем не менее, храм производит внушительное впечатление. Очень интересны витражи, деревянные скульптуры пророков, а также эмалевые «картины», украшающие алтарь. Хорош и вход, вернее, атриум при входе, с мозаичным полом и гравированными стенами («сграффито» – тип гравировки по белой штукатурке, сквозь которую проступает более темный фон). Очень жаль, что нам не удалось услышать знаменитый монастырский хор мальчиков, традиционно исполняющий псалмы в полдень – тут виноват путеводитель, который указывает на время начала службы в 13 часов. Мы, собственно, пытались подгадать посещение храма именно к этому времени, но, как выяснилось, напрасно (служба начинается в полдень, а хор только открывает ее).

Несколько разочарованные, мы вновь вышли в атриум и только тут заметили длиннющую очередь (хорошо, хоть люди стояли не под дождем, а в крытой галерее, однако, температура окружающей среды равнялась по-прежнему 8 градусам Цельсия). Это как раз и был поток желающих увидеть воочию «Ла-Моринету». Без колебаний мы все четверо заявили, что, пожалуй, удовлетворимся какой-нибудь репродукцией или другим изображением этого творения, и отправились в музей монастыря.

Музей представляет собой, действительно, неплохое собрание картин (а также ювелирных украшений, церковной утвари и икон, но их, как ни странно, не слишком много). Прекрасны работы Сислея, Пикассо (роскошный портрет старого рыбака), немного испанских импрессионистов, очень хороших. И совершенно потрясающая «Кающаяся Магдалина» Эль Греко, притягивающая взгляд от самого входа в довольно большой зал старой живописи. И цвет, и экспрессия у картины совершенно «врубелевские», она настолько «выбивается» из известного нам ряда работ Эль Греко (мы их повидали очень много в музеях Толедо и Мадрида), что невозможно поверить в ее, как минимум, четырехсотлетний возраст. Тут следует добавить уже буквально сегодняшнее, московское впечатление, связанное с посещением выставки «От Рафаэля до Гойи», которую с неделю назад привезли в Пушкинский музей из Будапешта. Среди прочих картин, там тоже оказалась «Кающаяся Магдалина» Эль Греко, но несколько большего размера (такое впечатление, что та,  меньшая, была «пробной» для последующей, более крупной). Так вот, у нее совершенно другие цвета и «плотность» изображения, это просто хорошая, типичная для Эль Греко вещь.

В музее мы настолько согрелись, что сообща решили-таки подняться еще дальше на гору, теперь на фуникулере, чтобы добраться до монастырских скитов (большей частью, сейчас заброшенных). От них открываются, вроде бы, замечательные виды. Дима, как наиболее самоотверженный (он, правда, особенно ратовал за дальнейший подъем), сбегал быстренько и узнал, где берут билеты. Потом мы совершили марш-бросок под дождем, купили билеты, внимательно изучили расписание и, выстояв коротенькую очередь, загрузились в небольшой поезд. Где-то посередине пути (он занял всего минут десять) испытали сильное удивление: мимо нас прошел в обратную сторону другой поезд. А ведь рельсы-то были только одни, мы считали, что один поезд курсирует по ним туда и обратно! Потом, на обратном пути, специально сели в самый первый вагончик и увидели, что именно посередине дорога из «одноколейки» становится на короткий отрезок «двухколейкой», чтобы два поезда могли разъехаться. А то Аня было уже подумала, что у нее от холода приключились «глюки» J.

Когда мы все же добрались наверх, погода ничуть не улучшилась. Тут я в первый раз увидела, как дождь идет параллельно земле, такой ветер задувал с крутого обрыва. Виды, действительно, были, но устрашающие и мрачные. Разумеется, в солнечный день получасовая прогулка до скитов представляется приятным пустячком, но в данный момент нам захотелось быстренько назад, причем, если возможно, в теплый ресторан, где поят и кормят.

Сразу после спуска были предприняты поиски соответствующего заведения. Одно нашлось, причем с живописным видом, размещенное прямо на склоне горы. Кухня там, как я уже упоминала, очень  приличная, но обслуживание, мягко говоря, неторопливое. Такое, что мы даже стали беспокоиться, не опоздаем ли на электричку. И, если бы мы не прибавили немного скорость при подходе к станции канатной дороги и не обогнали бы целую японскую экскурсию, вероятно, так бы и случилось. Но нам удалось проскочить одними из последних в кабинку, рассчитанную на 20 человек, что дало возможность буквально за пять минут до поезда на Барселону оказаться на платформе.

На обратном пути замерзшая Аня дремала, Феликс общался с Димой по каким-то рабочим делам, а я углубилась в изучение приобретенной в музее  иллюстрированной книжки «Монссерат», написанной аббатом монастыря (Отец Жузепа-Мария Солера-и-Консальба – вот это имя! Так и хочется перечитать Сервантеса J). Там очень много о природе (вокруг монастыря организован природный парк), об истории, о базилике и музее, все весьма профессионально и даже интересно. Картинки тоже качественные, особенно порадовало, что есть репродукция с картины Эль Греко (хотя и не дающая, конечно, полного представления о самой картине).

После приезда в Барселону мы попрощались с Димой и Аней – рано утром они уже улетали домой, в Москву (тоже не напрямую, с какой-то пересадкой), хотели спокойно собраться и пораньше лечь спать. А мы отправились в отель, немного обсохли и согрелись (натянули на себя оставшиеся шмотки), после чего добрели все-таки поужинать в «La Gavina», не на открытую террасу, конечно, а внутрь. Нам еле-еле нашли место (как «старым» клиентам J), так как внутри ресторанчик оказался небольшим, не считая зала для курящих. Но туда мы только сунули нос и тут же выскочили – хоть топор вешай! Не понимаю, как там можно просто сидеть, не говоря уж про то, чтобы что-то есть или пить – по-моему, ни запаха, ни вкуса еды и напитков совершенно невозможно ощутить в такой «атмосфере».

Перед сном посмотрели прогноз погоды – лучше бы его было не видеть L. И, что самое обидное: позвонив домой в Москву, а также моим родителям в Воронеж, мы услышали радостные сообщения о небывалой для этого времени жаре в 25-27 градусов! Мой папа, правда, уговаривал нас не огорчаться, поскольку мы еще не в худшем положении: оказывается, в Мадриде выпал снег, а в Каннах, например, штормом смыло кафешки с набережной Круазетт, чуть ли не накануне Каннского фестиваля. От этих новостей теплее, впрочем, не стало…

 

День 5-й (4-е мая). На фоне ужасной погоды: Музей Пикассо, безуспешные попытки попасть еще в пару музеев,  Дворец Гуэль (вернее, его малая часть).

Вставать не хотелось категорически. Дождь не прекращался, ветер тоже. Чтобы не «потерять» день, стали планировать посещение каких-то музеев, чтобы поменьше находиться на улице. Первым пунктом в нашем «списке» значился музей Пикассо – я, кажется, уже писала, что собрание работ Пикассо всегда вызывает у нас прилив энергии. Сейчас нам это было просто необходимо J

 Тем более что музей находится прямо в Готическом квартале, на проложенной в начале XII в. улице Монткада. Когда, шлепая по лужам и стараясь держать над собой зонтик (один на двоих, конечно, иначе никак не «вписаться» в ширину улиц), мы все же доплелись к музею, нас поразила длина очереди, покорно стоящей под дождем. Нет, конечно, она не равнялась тому ужасу, который наблюдался возле Пушкинского музея в Москве, когда в него привезли выставку из парижского собрания Пикассо (тогда очередь заворачивалась вокруг всего музея в виде мифического змея Уробороса, кусающего свой хвост).  Однако и тут «хвост» был порядочный. Неудобство стояния в нем дополнялось несколькими неприятными моментами. Во-первых, улица чрезвычайно узкая, плотно мощеная камнем, из чего следует, что твой зонтик неизбежно сцепляется с зонтиком очередного прохожего, обдавая вас обоих струями воды. Во-вторых, льет не только с неба, зонтов и нависающих карнизов зданий (а там сплошные «дворцы» средневековой аристократии), но и под ногами постоянно протекает бурный ручей.

 Мы, впрочем, были совсем не в худших условиях, по-сравнению  с британской парочкой, стоящей в очереди прямо перед нами. Девушке еще удалось купить тонкую ветровку с надписью «I love Barcelona», в таких щеголяла добрая половина туристов вокруг. А парень оказался крупноват – видно, не удалось подобрать ветровку нужного размера –  все, что на нем было из одежды, это бриджи и футболка. Зонт у них тоже отсутствовал, а на ногах у обоих красовались шлепанцы-вьетнамки.  Короче, приехали люди на юг, отдохнуть и погреться L.

Стояли мы минут 40-45, последние 5 минут уже под крышей «кассового зала». Прямо у входа обнаружилась смешная конструкция – автомат, «начиненный» узкими полиэтиленовыми пакетами для «зачехления» зонтиков. Классное изобретение! Мы запаковали свое мокрое сокровище, купили билеты и быстро пробежали через квадратный открытый дворик ко входу в музейные залы (музей занимает сейчас целых четыре связанных между собой «дворца»).

Удовольствие получили от экспозиции необыкновенное. Этот музей Пикассо – один из крупнейших (наряду с парижским, тот, что в Антибе – значительно меньше). Основой для него послужила коллекция близкого друга художника, Джауме Сабатера. Когда-то в юности, в период обучения живописи, они снимали одну квартирку в Барселоне. Отсюда, в собрании Сабатера, как нигде более, сохранилось огромное количество работ «раннего» Пикассо, от крошечных «открыток», написанных маслом, и гениальных карандашных рисунков на кусках оберточной бумаги до просто отличных картин в самом, что ни на есть, реалистичном или несколько «импрессионистком» стиле.

Более поздние периоды творчества тоже представлены. Особенно впечатляют четыре зала, заполненные кубистическими переложениями «Менин» Веласкеса. Похоже, гений великого испанца не давал покоя его «преемникам» J. В этой серии так и ощущается, как Пикассо пытается математически «разложить» картину Веласкеса, «алгеброй гармонию поверить». Это, все, разумеется, мои личные впечатления, к профессиональному искусствоведению отношения не имеющие. Так сказать, «досужие мысли по поводу». И, все же, глядя на длинный-предлинный путь Пикассо в искусстве (а прожил он чуть не 90 с лишним лет и постоянно рисовал, писал, лепил, работал с металлом и керамикой), даже не искусствоведу видно, что этот человек умел в искусстве фактически все и мог выбирать тот стиль или манеру, которые ему захотелось именно в этот момент. Что разительно отличает его от множества современных «творцов» с их нелепыми потугами создания «предметов современного искусства» L.

После такого роскошного «пиршества духа» следовало бы отдохнуть и просто погулять. Но дождь все не прекращался, значит, так или иначе, требовалось место под крышей. В идеале, кафе, где подавали бы кофе и чего-то покрепче J. Но поблизости такового не оказалось, поэтому, в качестве «разумного компромисса» остановились на музее Барбье-Мюллера – небольшое собрание искусства Древней Америки доколумбова периода. Поразмыслив, мы решили, что это, в основном, бытовые предметы и скульптуры – значит, от живописи явно отдохнем. Музей этот расположен прямо напротив музея Пикассо, но открытым оказался только магазинчик при нем, а сама экспозиция закрыта в связи с реконструкцией. Пришлось, все-таки, искать кафе J.

Подкрепившись горячим кофе и немножко бренди, вспомнили про музей Федерика Мареса, мимо которого проходили 1 мая (тогда почти все музеи были закрыты). Он тоже совсем недалеко, все в том же Готическом квартале. Собрались с духом, опять вышли в дождь и, спустя четверть часа стояли во внутреннем дворике знакомого уже здания на Комтес-де-Барселона. И читали объявление на дверях музея о том, что музей закрыт в связи с реконструкцией экспозиции L.

Тут наше терпение лопнуло, мы наскоро пообедали на пл. Реаль и побежали в отель – греться, сохнуть и спать после обеда. К тому же, в нас теплилась надежда, что во второй половине дня погода может хоть немножко исправиться.

Надежда не сильно оправдалась, однако ветер стих, а дождь из ливня превратился в мерзкую морось. Конечно, сидеть в отеле – не вариант, поэтому пошли посмотреть дворец Гуэль. Нужно было совсем немного пройти по Рамбле и свернуть на Ноу-де-ла-Рамбла. Дворец построен, конечно, по проекту Гауди (я же упоминала, что Гауди стал «придворным» архитектором семьи Гуэль), фасад украшен совершенно необыкновенными коваными деталями, на крыше – цветные керамические дымоходы причудливых очертаний. Вдохновленные описаниями в путеводителе «баснословно дорогих и оригинальных» интерьеров, мы встали в очередь желающих посетить дворец. Вновь «одели» свой зонтик в автомате у входа, подошли к кассе и увидели, что посещение бесплатное. Приятно удивились, но, оказывается, рано радовались. Буквально через пять минут выяснилось, что пускают-то только в подвальное помещение дворца, собственно, «гараж» для карет и появившихся чуть позже автомобилей L. Указанных средств передвижения в помещении не было, зато были деревянные скамейки. На них сидели туристы и внимательно смотрели фильм, показывающий прекрасные интерьеры разных этажей дворца J! Т.е., какими они были, и какими, предположительно, вновь станут после проводимой в данное время масштабной реконструкции…

Фильм смотреть нам категорически не хотелось – так можно все и на картинках в книжке или интернете посмотреть. Покинув Дворец Гуэль (подождем, пока его реконструируют, равно, как и все упомянутые ранее экспозиции, тогда снова приедем J), в этот день судьбу больше не пытали с посещением всяких достопримечательностей. Более насущным вопросом для меня стало приобретение какой-нибудь обуви, вроде ботинок или резиновых сапог – надоело ходить в сырых туфлях. Феликс в этот раз находился в лучшем положении: помня прошлогодние весенние приключения на Лазурном берегу со своими легкими мокасинами, он благоразумно поехал в крепких осенних «мокроступах» на толстой подошве.

Заодно решили поискать каких-нибудь сувениров – например, найти очередную рыбу для своей коллекции. Сразу отмечу, что с сувенирами в Барселоне дела обстоят не слишком хорошо. Конечно, магазины завалены китайскими поделками «мозаичных» под «Гауди» драконов, ящериц, кроликов, птичек, танцоров и танцовщиц, лягушек и даже улиток! Также имеются  вещицы «под Пикассо» или «под Дали», хотя и не столь многочисленные – видимо, пользуются меньшим спросом. Рыб среди всей этой вакханалии мы не обнаружили L. Нет недостатка в китайских же футболках с разного сорта принтами и надписями. При этом безумно трудно найти хоть что-то аутентичное, местного производства. После долгих и упорных розысков удалось обнаружить один небольшой магазинчик в пределах Готического квартала, в котором продают керамику и стекло. Похоже, что все именно испанское, ручной работы и более или менее аутентичное (возможно, не только каталонское, мы в этом не очень разобрались). Там удалось все-таки кое-что купить для своей коллекции (тоже не фигурку, скорее, карандашницу или керамический стакан с изображением смешной губастой рыбы), а еще набор рюмочек для десертного вина, очень нарядный.

А вот с моей обувью что-то никак не получалось. Ни в одном из многочисленных обувных магазинов не могли ничего предложить на мой крошечный (35-й) размер. Кроме того, закрытых ботиночек или сапог в ассортименте почти не было, только остатки – коллекции-то пошли уже летнего сезона. Кто же летом в Барселоне ходит в ботинках?

Мы уже и не надеялись что-то найти, просто отправились ужинать, для чего пришлось выйти на ул. Лаэтано – так путь к порту значительно сокращался. И тут я увидела еще один магазинчик обуви и, на всякий случай, заглянула туда. Магазин через пятнадцать минут уже закрывался, но я успела-таки примерить и ухватить нечто вроде высоких прорезиненных кедов с молнией сбоку и шнуровкой спереди, стиль «милитари» – чуть ли не «писк моды»! Чрезвычайно обрадованные покупкой, после традиционно приятного ужина и возвращения в отель занялись исключительно интересным занятием: шнуровкой купленной обуви J. Учтите, что длина шнурков составляла не менее полутора метров, а вдевать их в несметное количество дырочек и затягивать надо было, надев эти «сапоги-кеды» на ноги и застегнув молнии – иначе непонятно, застегнутся ли они потом или нет. Короче, повеселились J

 

День 6-й (5-е мая). Холм Монжуик. Пл. Испании. Прогулка по бульвару Мистраль. Больница Санта-Креу. Триумфальная арка. Парк Сьютадела. Барселонета. 

Небо с утра уже не выглядело так угрожающе: отдельные тучки еще наблюдались, но уже на более или менее лазурном фоне. Прогноз обещал «облачную с прояснениями и кратковременный дождь», что, безусловно, было прогрессом по-сравнению с предыдущими двумя днями. Памятуя о ненадежности прогнозов, а также о сырости и слякоти от прошедших ливней, я гордо надела новенькую обувку (вид у меня в ней довольно смешной, зато не мокро и не холодно), после чего мы направились на холм Монжуик.

Шли пешком по Ноу-де-ла Рамбла до пересечения с проспектом  Параллель (почему-то по-испански это слово пишется с точкой после первого «l»: «Paral.lel»). Здесь же находится одноименная станция метро, откуда, согласно нашему путеводителю, отходит фуникулер, поднимающийся на холм Монжуик. Входов в метро несколько, но только на одном был помечен этот самый фуникулер. Пока мы нашли этот «искомый» вход, обошли все четыре стороны перекрестка, успев полюбоваться изящным памятником цветочнице (с живыми гвоздиками в бронзовой корзинке, очень трогательно) и ужаснуться стилизованному под завод (с трубами!) офисному центру.

На фуникулере поднялись до станции «Парк Монжуик», откуда дальше на холм можно подниматься разными способами: пешком, на автобусе или канатной дороге. Конечно, мы выбрали канатную дорогу! Это замечательный аттракцион, при этом виды из кабинки открываются гораздо лучшие, нежели с Саграда Фамилия. Жаль, немного попортили кадры крупные капли дождя, который слегка побрызгал, пока мы поднимались.

Канатная дорога протянута как-то «нестандартно: «углом» под 900. Первая остановка – у парка развлечений (пока почему-то закрытого), вторая – у крепости Монжуик. Крепость начала XVIII в. прекрасно сохранилась, часть ее занята Музеем военной истории, от которого мы видели только разнообразные орудия, выставленные снаружи. У одной пушки Феликс меня сфотографировал, поскольку моя обувь в стиле «милитари» прекрасно гармонировала с «обстановкой» J. Ров крепости, ранее залитый водой, теперь занят газонами и цветниками – выглядит мило. Виды на море и на город с крепостных стен очень хороши (в сторону порта лучше не смотреть, ничего живописного, одни краны и штабеля контейнеров). Наснимав вдоволь эти виды, на канатке же спустились к остановке «Парк Монжуик» и дальше пошли пешком – благо, последние тучки развеялись и здорово потеплело.

Минут через двадцать неспешной прогулки были у входа в Фонд (он же музей) Жоана Миро – еще одного из знаменитых «испанцев» XX в. (разные источники его считают то дадаистом, то сюрреалистом, то изобретателем собственного, синтетического стиля). Прямо у входа стоит скульптура с простым названием «персонаж» (позже мы поняли, что художник вообще не заморачивался с названиями своих работ – почти все так и называются «персонаж», «картина» J).  Описывать эту фигуру я не буду – взгляните на фотографию и вы сразу поймете, что она вызывает непроизвольный смех.

Затем мы осмотрели экспозицию. Ну, что можно сказать? Творческих задумок автора мы, видимо, не поняли. А те, что поняли, нас как-то не впечатлили. Очень радовались посетившие музей дети: им в этих простых цветах, пятнах и линиях легко было угадать птичку, солнышко, цветочек – они и сами так рисуют. Но для чего делал это взрослый человек, предположительно, учившийся живописи и, вроде бы, умеющий рисовать – для нас осталось «за гранью понимания». Одна картина сразу же вызвала у нас ассоциации с замечательным спектаклем театра Табакова. Называется он «Искусство» и начинается с того, что один из трех друзей купил очень дорогую картину. Весь холст ровненько так покрыт белой грунтовкой (ну, может, и краской) и где-то, в одном из углов, виднеется серенькое «размытое» пятнышко. И вокруг этой картины «накручивается» сюжет о расхождении мнений – сначала друзья критикуют картину, затем друг друга и так вплоть до полного скандала. Так вот, теперь мы точно знаем – картина была работы Миро! Точнехонько такая же висит в Фонде Миро, вызывая полнейшее недоумение большинства посетителей J.

Единственный положительный момент посещения этого музея – насмеялись мы от души. Особенно над скульптурными «персонажами». Миро почему-то уделяет чрезвычайно много внимания гендерным признакам своих творений, размещая в соответствующих местах водопроводные краники или нечто, чрезвычайно на них похожее. Если учесть, что все остальное в фигурах, как правило, весьма символическое, то смотрятся они невероятно смешно J.

Отсмеявшись, Феликс заявил, правда, что на сегодня искусства ему достаточно. Вследствие чего мы не пошли смотреть огромный Национальный музей искусства Каталонии, недавно отреставрированный, с обновленной экспозицией «1000 лет искусства». Позже мы очень пожалели об этом. Но пока просто сняли величественное здание музея, широкую лестницу, спускающуюся к площади Испании, фонтан (неработающий, работает только вечером) и громадные павильоны в «классическом» стиле, построенные к началу Всемирной выставки 1929 г. Павильоны интенсивно используются – один занят конгрессом, второй «заточен» под разные выставки, например, только что  началась выставка комиксов. Ее реклама на фоне типичных «классических» колонн смотрелась забавно.

По центру площади стоит какой-то невразумительный монумент, за ним – большая арена для корриды, которая по назначению давно не используется, а служит только концертной площадкой. Впрочем, во время нашего посещения она вообще была закрыта и вся в реставрационных лесах.

Прикинули по карте, как лучше пешком вернуться к Готическому кварталу (чтобы попасть к обеду на пл. Реаль) и пошли по проспекту Мистраль. Это красивая зеленая улица ведет через живописные кварталы, совсем не туристические. Здесь никто не спешит и не шумит, люди ходят в маленькие магазинчики, гуляют с детьми или с собаками. Последних в Барселоне, надо заметить, невероятное количество, причем, много совсем беспородных. Ни одной «бесхозной» собаки мы не встретили (кошки тоже, мы их, за одним только исключением, вообще не видели). И остатки собачьей жизнедеятельности на тротуарах попадаются сравнительно редко – все-таки, хозяева убирают за своими многочисленными питомцами.

По пути посетили внутренний двор больницы Санта-Креу (Св. Креста), от которой раньше видели только «задний фасад». Сейчас в комплексе зданий средневекового госпиталя – библиотека и какие-то части университета. Множество студентов грелись на солнце в уютном саду с мандариновыми деревцами и фонтанчиками. Именно на черепичной крыше Санта-Креу мы в первый и последний раз в Барселоне увидели кошку – черную, как смоль. Феликс успел даже ее снять, хотя и далековато вышло.

На подходе к Рамбле видели еще очередной театр (их в Барселоне не меньше, кажется, чем в Москве), а также громадную церковь, по внешнему виду заброшенную – для центра города как-то удивительно. Там же рядом заглянули в небольшой квартальный магазинчик за питьевой водой (это я все о своих лекарственных отварах хлопотала) и соком. Пока я искала полку с натуральными соками (они тут в бутылочках запакованы), Феликс взял бутыль воды и сообщил мне об этом. Видимо, услышав родную речь, к нам подошла молодая пара, радостно объявили, что они из Петербурга, и тут же спросили, не знаем ли мы поблизости кафе подешевле? Мы, к сожалению, ничем не могли им в данном случае помочь, и они разочарованно отошли.

Пообедали на залитой солнцем пл. Реаль, после чего пошли в отель отдохнуть. Часов в пять продолжили знакомство с городскими районами. Теперь наш путь лежал через улицы Лаэтана и Сан-Пере, мимо церкви Сан-Пере к Триумфальной  Арке и Парку Сьютаделла. Последнее название означает «крепость» – она здесь и была построена, собственно, тогда же, когда и на холме Монжуик. В отличие от первой, эту крепость в 1878 г. снесли (от нее сохранились только три здания), а на ее месте разбили городской парк.

В 1888 г. в парке проводилась часть Всемирной выставки (как раз к ее открытию построили и Триумфальную арку). К началу выставки был готов  Замок трех драконов (арх. Доменек-и-Монтанер), который служил кафе для посетителей выставки. Сейчас в нем находится Зоологический музей. А фонтан перед ним украшают фигурки хамелеонов (полагаю, вместо отсутствующих драконов J).

В парке находятся еще Геологический музей, оранжерея тропических растений, старая часовня и здание Старого арсенала. Последнее мирно делят между собой, представьте себе, Музей современного каталонского искусства и … Парламент Каталонии J! Перед фасадом здания посреди овального пруда поставлена очень выразительная мраморная скульптура (периода «каталонский модерн» работы Ж. Льимона) «Отчаяние». Что означает скульптура с таким «говорящим» названием перед парламентом (да и перед музеем современного искусства) остается только догадываться J.

Дальше мы, следуя нашему путеводителю, попытались найти памятник Пикассо (не его работы, а именно ему самому). Через непролазную грязь и лужи (часть дорожек в парке оставлены без покрытия, просто глинистая почва, которая после дождя раскисла до невозможности) мы вышли к конному памятнику кому-то, но уж точно не Пикассо, и уткнулись в ворота Зоопарка. Туда мы не собирались, поэтому воспользовались картой и обнаружили на ней целый проспект Пикассо. Вот на нем-то искомый памятник и оказался. Не знаю только, зачем мы его нашли L. В огромный стеклянный куб, по стенкам которого стекает вода, втиснуты старый диван и еще какие-то предметы мебели, насквозь пронизанные изломанными металлическими штырями. На заднем фоне еще видна не то простыня, не то холст. В общем, концептуально. Кто-то остроумно избавился от подержанной мебели L.

Тут уже и я почувствовала, что искусства на сегодня уже хватит. Поскольку до ужина еще явно оставалось время, мы отправились в Барселонету – прибрежный район, бывшую деревню. Очень уютный и красивый район. Нам так понравилось там, что ужинать мы решили там же, в каком-то из «приморских» ресторанов. Вот он-то и оказался тем самым неоправданно дорогим и малоприличным, что несколько испортило нам настроение.

Тем не менее, вечер был хорош — тихий и теплый. По возвращению в отель мы твердо решили, что завтра поедем в Фигерас, посмотреть на театр-музей Дали. Даже расписание электричек в интернете посмотрели, а также определили, что нам нужно сесть на м. Лисеу и доехать до остановки Сантс-Эстасио.

 

БАРСЕЛОНА БЕЗ ВИКИ И КРИСТИНЫ (но с Монссерат и Фигерасом) май 2010 часть 4

Оставить комментарий

День 7-й (6-е мая). Фигерас. Театр-музей Дали. Крепость Сан-Ферран.

Встали пораньше, так как на вокзал нужно было попасть не позже восьми утра, лучше бы в 7-45, так как предполагаемая электричка уходила в четверть девятого. Феликс заранее приготовил мелочь на метро – касс нет, билеты нужно брать в автоматах, при этом удобнее совать в них «искомую сумму» 2,4 евро (это за два билета). Входов в м. Лисеу с Рамблы два – по обе стороны пешеходной части бульвара. Мы, не глядя на вывеску, спустились в один их них, взяли билеты и прошли на платформу. После чего выяснили, что тут не московское метро, где неважно, в какой вход ты попал – всегда можно перейти на другую платформу L.  Это платформа для поездов, которые идут в противоположную от вокзала сторону, причем, перехода на другую здесь изначально нет!

Пришлось выйти вновь на бульвар и зайти в другой вход (смешно, но он находится менее чем в пятнадцати метрах от первого L). Однако монеток у нас не осталось, самая мелкая купюра была 20 евро. Это, конечно, не беда – автоматы принимают купюры и дают сдачу. Но только не в этот раз… Видимо, так рано утром в них еще не накопилось нужной суммы, так как оба автомата последовательно нашу купюру «выплюнули». И другую тоже, когда мы решили, что, может с купюрой что-то не так. К счастью, вспомнили, что положили еще перед поездкой какие-то деньги и в мой кошелек. Ура! Там нашлись 10 евро, которые автомат принял и деловито высыпал билеты и сдачу. Времени потратили при этом уйму, а Феликс уже начал нервничать.

Приехали на нужную станцию, сориентировались, в какую сторону нужный выход и пошли. Переход просто бесконечный, но все-таки мы оказались в здании вокзала. Нашли, как нам показалось, безошибочно, кассы пригородных поездов и встали в небольшую очередь. Однако когда мы попросили билеты на ближайшую электричку до Фигераса, нам ответили, что эти кассы находятся с другой стороны зала. Феликс начал потихоньку закипать L. Перешли на другую сторону и встали в новую очередь (тоже коротенькую). Купили билет, выяснив попутно, что та электричка, на которую мы надеялись, отменена, есть только следующая, в 9-16. Ну ладно, можно немного подождать, главное – билеты (туда и обратно) уже куплены.

Но тут Феликсу захотелось выяснить расписание электричек из Фигераса – ему срочно требовалось знать, когда мы должны будем вернуться там на вокзал. Мои рассуждения о возможности выяснить это в Фигерасе сразу по приезду, его почему-то не успокоили. Ни на одном информационном щите (а их в огромном зале было пара десятков, не меньше) найти этого расписания мы не смогли, поэтому я решила обратиться в справочную. Тут терпение Феликса все же лопнуло, он заявил, что, вообще, никуда не хочет ехать и гордо удалился за пределы вокзала. Поскольку я знаю своего мужа тридцать два года (из них уже 30 замужем), я спокойно отправилась на поиски справочной. Одну нашла и встала в очередь (приличную), как вскоре выяснилось, бесполезно. Нужная нам информация выдавалась в другой справочной, по иронии судьбы находящейся в той части зала, где были те самые первые кассы, в которые мы зря простояли  полчаса назад J.

К тому времени, как я получила листочек с расписанием электричек, Феликс соизволил вернуться в вокзал и, похоже, озадачился, не обнаружив меня в том месте, где оставил. Так как я подошла почти в ту же минуту, дело не дошло до звонков по телефону и очередных треволнений. Зато потом мы без приключений дождались электрички и все-таки поехали в Фигерас J!

Электричка идет два с четвертью часа, останавливаясь «у каждого столбика». Окрестности выглядят немножко привлекательней, чем по пути в Монссерат, встречаются населенные пункты, отдаленно напоминающие деревни. И, все равно, больше поселков городского типа и всяких промышленных построек. Даже не верится, что эта дорога идет параллельно линии чистейших пляжей и буколических пейзажей Коста Брава…

Около полудня мы вышли на вокзале в Фигерасе и сразу попали в симпатичный скверик с фонтаном из четырех рыб-драконов. Карты города у нас не было (на вокзале карты тоже не продавались), требовалось либо найти информационный туристический центр и взять там карту, либо ориентироваться по стрелкам-указателям для туристов. Долго не раздумывая, пошли по указателям (если бы центр по дороге нашелся, взяли бы и карту, а так, в общем, обошлись).

Фигерас нам понравился – он маленький, уютный, в основном, очень провинциальный. По столичному шумно лишь возле «Мекки» поклонников основателя сюрреализма – Театра-музея Дали и стоящего впритык к нему особняка «Галатеа» (перестроенного Сальвадором Дали после смерти его жены Галы). Когда мы подошли к зданию Театра-музея, длина очереди на вход нас немного напугала. Почти все эти люди приехали, по-видимому, на той же электричке, что и мы (не считая пары экскурсионных автобусов). Исходя из этих соображений, мы спокойно уселись в кафе на площади Сан-Пере (возле одноименного собора) и выпили по бокальчику вина с сыром и оливками. За полчасика очередь мирно «рассосалась» и мы зашли в музей.

Описать впечатления от этого посещения – задача почти нереально сложная. Даже если каждому из читателей этих заметок я вручила бы купленный нами каталог, и в этом случае я не была бы уверена, что атмосфера музея передана хотя бы наполовину. Но я  не могу наделить каждого каталогом, более того, не могу даже дать фотографий, хотя в этом музее разрешают снимать почти все (исключение составляют картины в несколько сумрачном зале, посвященном Мэй Уэст, там не позволяют снимать со вспышкой). В музее – невероятное количество людей, многие из них (едва ли не большинство) желают сфотографировать чуть не каждую деталь экспозиции, а также себя, любимых, на фоне наиболее популярных творений L. Из-за чего передвижение по залам сильно затруднено, не говоря уже о возникающем сразу неприятии фотографирования L.

Все же попробую выразить наши ощущения. Если передавать одним словом, то первое, что приходит в голову: «ГРАНДИОЗНО». Конечно, какие-то вещи понравились больше, какие-то меньше, но все вместе производит колоссальное, феерическое впечатление. Действительно, не просто музей, а Театр-музей. Не хочу описывать детально отдельные вещи (в принципе, желающие могут найти, наверное, изображения в Интернете или альбомах), но поделюсь парой возникших у меня мыслей «по поводу». Во-первых, Дали, как и Пикассо, умел в искусстве делать все. Кстати, в его личной коллекции, находящейся в этом же музее, собраны полотна замечательных старых мастеров, включая Рубенса и Эль Греко, и Дали не стеснялся признавать, что всю жизнь учился именно у художников прошлого.

Наряду с сюрреалистическими, наиболее известными и «распиаренными» работами, у него есть совершенно реалистические, импрессионистские, «а-ля Матисс» и «а-ля что и кто угодно» картины, скульптуры, предметы интерьера, инсталляции. Некоторые инсталляции просто поразительны: во вращающихся медленно цилиндрах из матового стекла постепенно проявляются персонажи (и тут не обошлось без «Менин» Веласкеса, кстати). А несколько картин написаны и расположены так, что, если смотреть с определенной точки, три картины складываются в объемное изображение.

Крайне любопытно, что Дали запретил что-либо кому-то объяснять в этом музее. Он считал, что каждый увидит и поймет, так как увидит и поймет, и это будет хорошо. Интуитивно, я с ним согласна – я не очень люблю, когда мне пытаются втолковать, «что именно хотел сказать художник». Все-таки я воспринимаю искусство по принципу «нравится – не нравится», «близко от меня – далеко». Так вот, второе мое соображение, родившееся после просмотра большого числа работ Дали, следующее. Если Пикассо «математически» пытается разложить объемы, предметы, цвета, фигуры человека или животных, то Дали делает это «биологически» –  и с точки зрения сути (все эти выдвигающиеся ящички, отверстия в телах с помещенным в них сердцем и т.д.), и с точки зрения манеры – он, как и Гауди, похоже, не любил прямых линий и углов. Поскольку я все-таки биолог по образованию, такая манера мне как-то ближе и понятнее, чем «абстрактный» период Пикассо. Или, скажем, она дает больший простор ассоциациям (подозреваю, что у математиков может быть наоборот, но Феликс не сознался J).

Кусочек экспозиции на втором этаже отдан серии картин Антони Пичота – друга Дали. Пичот писал удивительные картины: и фигуры, и пейзажи на них словно сложены из необработанных валунов, вдобавок, часто поросших лишайниками. Причем лишайники изображены настолько точно, что их по картинке можно определять (если не до вида, то до рода – почти гарантированно, это я, как специалист по лишайникам, говорю J). Смотрится это совсем не так ужасно, как может показаться по описаниям. Иногда – даже мило и, в любом случае, неординарно.

Полные впечатлений, мы покинули музей и пошли посмотреть с другой стороны на особняк «Галатеа» (внутренние его помещения, частично, охвачены экспозицией театра-музея, с которым они соединены). И тут на углу со стороны улицы дель Кастель я увидела малозаметную металлическую дверь и рядом табличку «Dali-Jeweler». Некоторые люди туда заходили. Меня это заинтересовало. Феликс решил, что там находится ювелирный магазин, где можно купить украшения в стиле «Дали» (такое «добро» было и в магазинчике при музее, но крайне безвкусное). Он сказал, что подождет меня снаружи – если я захочу что-то купить, позову его. Но я позвала его буквально через минуту, так как при входе в эту дверь у меня сразу же спросили билет. Я удивилась, но, к счастью, у меня в кармане ветровки остались еще билеты в Театр-Музей, я их достала и показала. Выяснилось, что здесь – продолжение экспозиции, где представлены ювелирные изделия, выполненные по эскизам Дали.  Вещицы, которые надеть невозможно (они огромные и предназначены служить только предметом интерьера), но любоваться ими можно бесконечно долго: сердце из рубинов пульсирует, тонкие золотые с эмалью бабочки складывают и раскладывают крылья, «окошечко» из крупного прозрачного камня открывается и за ним проглядывает гравированный лик… Хорошо, что я не успела выбросить использованные уже, казалось, билеты J.

После таких «порций» искусства требовался отдых – например, хорошая прогулка. Погода, в общем, благоприятствовала, облачка, хотя и собирались подозрительными группами, дождем пока не грозили. Кроме того, была и цель прогулки – в Фигерасе (вернее, на его окраине) находится замок Сан-Ферран, самая большая из сохранившихся в Европе крепость XVIII в.

Дорога к замку (собственно, начинается она на той же улице дель Кастль, т.е., «замковая») ведет все время в гору, так как крепость стоит, как и положено, на холме. Спустя некоторое время становится не очень понятно, по какой из улиц все-таки подниматься, чтобы попасть ко входу (крепость-то большая). Для уверенности я решила спросить идущего нам навстречу человека, по виду – местного (смуглый брюнет, с двух-трехдневной черной щетиной, худощавый). Понятно, что спросить я могла только на английском, но надеялась, что название-то «Сан-Ферран» он, в любом случае, поймет. Я и спросила. Он остановился, посмотрел на меня и покачал головой. Тогда я сказала Феликсу, что, наверное, мы неправильно идем. Прохожий немедленно просиял улыбкой и на русском языке (правда, с акцентом уроженца солнечной Грузии J) объяснил, что наоборот, идем мы совершенно правильно, теперь вот немного еще вверх, а потом налево! Согласитесь, случай просто удивительный.

На последнем отрезке пути к Сан-Ферран  открываются замечательные виды на окрестности, а в густой траве по обочинам дороги – россыпи диких маков. Крепость выглядит очень внушительно, но сейчас совершенно пуста, за исключением небольшой части, где… кто-то живет. Зеленый дворик с раскидистыми пиниями, семьей гномиков в цветнике и детскими горками  выглядит здесь немножко неожиданно.

Мы побродили по крепости, рассмотрели остатки колонн и фундаментов явно римского периода (видимо, какие-то укрепления на этом холме строились издревле). Почувствовали, что пора бы пообедать и, очень кстати, обнаружили на карте крепости (ее нам вручили при покупке билетов), кафе, вернее, кантину – деревенскую таверну.  Вот в ней-то мы и пообедали просто замечательно за смешную сумму 25 евро на двоих. Единственной проблемой было общение с официантом – по-английски он не понимал и не говорил совсем.

После обеда мы отправились в обратный путь. Почти сразу начал накрапывать дождик, но серьезно он припустил, когда мы были уже на вокзале.  Поэтому мы успели сделать еще несколько кадров, в частности, сняли интересный памятник Дали: в хорошо отполированной металлической колонне, поставленной под наклоном, отражается некая растянутая «штуковина», нарисованная на плитах тротуара. «Сфокусированное» отражение – шуточный портрет, дружеский шарж на самого Дали.

Если бы не дождик, можно было бы не очень спешить, так как в Фигерасе еще можно посетить пару музеев (музей игрушек и историко-художественный), взглянуть на дом, где родился Дали (для нас это осталось загадкой, поскольку на схеме в путеводителе он был обозначен как раз на месте «Dali-Jeweler», но адрес дан совершенно другой, а карта у нас отсутствовала, как я уже упоминала).

В Барселону вернулись примерно к ужину – успели только бросить рюкзачок с фотоаппаратом в отеле. Дождик здесь, похоже, тоже был, но небольшой, а к вечеру прояснело и потеплело немножко. Мы даже ужинали на террасе, хотя и рядом с обогревателем J.

 

День 8-й (7 мая). Район Педральбес. Королевский дворец. Музей испанской керамики и Музей декоративно-прикладного искусства. Музей-монастырь Педральбес. Приключения и мучения в процессе приобретения сувениров.

На первую половину дня запланировали съездить в район Педральбес, чтобы посетить несколько музеев и погулять в парке королевского дворца. А во второй половине надо все же заняться покупками – до сих пор мы купили только набор рюмочек, а хотели бы еще приобрести несколько бутылок вина, пару-тройку сортов сыра и, разумеется, кое-какие сувениры родне.

Теперь уже уверенно спустились по «правильному» спуску в м. Лисеу и поехали до остановки «Палау Реаль» (Королевский дворец). Когда мы вышли на этой остановке, оказались в совсем другой Барселоне. Здесь университетская зона, зеленые скверики, кампусы, иная, более современная, планировка застройки.

Для начала погуляли в красивом, не очень большом парке Королевского дворца. Когда-то это было загородное поместье все той же семьи Гуэль, дворец был построен в начале XX в., для разнообразия, без участия Гауди (зато он построил несколько павильонов недалеко отсюда, на территории того же бывшего  поместья). Когда в 1919 г. в Барселону приезжала королевская семья, Эусебио Гуэль пригласил их остановиться в этом дворце. Позже здесь находилась резиденция короля Альфонсо XIII.

В настоящее время во дворце находятся целых три музея: испанской керамики, декоративно-прикладного искусства, текстиля и одежды. Мы посетили первые два, получив большое удовольствие. В музее керамики интересно наблюдать за «эволюцией» предметов от сугубо прикладных (как очень древних, так и сравнительно современных горшков-мисок-блюд-тарелок) до произведений искусства (керамических картин и икон, бесподобной красоты ваз). Где-то в промежутке находятся изразцы с изображением растений и животных, «наборные» картинки бытовых и батальных сценок, а также  замечательные керамические вывески. Некоторые образцы  (и не худшие!) такого искусства можно наблюдать непосредственно на барселонских улицах: например, на небольшой улочке де Рока, идущей параллельно Рамбле, стены каждого дома украшены керамическими панно с бытовыми сценками.

В музее декоративно-прикладного искусства особенно восхитила старинная инкрустированная мебель – красота и совершенство отделки просто поразительные. Интересны, конечно, и другие предметы, всякая бытовая «мелочевка»: оклады молитвенников, мундштуки, веера, флакончики для благовоний и т.д. Единственное, что совсем не радует взгляд, так это несколько залов, «повествующие» о современном дизайне: после всего описанного выше, мебель из «Икеа» и пластмассовые ведра – благодарю покорно L.

На экспозицию текстиля у нас уже не хватило духа – решили идти дальше, так как хотели попасть в музей-монастырь Педральбес. В нем, согласно нашему путеводителю, можно осмотреть ни много, ни мало, как часть коллекции Тиссен-Борнемиса (подробнее об этой коллекции см. заметки о посещении Мадрида в 2009 г.). Поэтому мы имели твердое намерение добраться до указанного монастыря, что оказалось непросто и не очень близко. Дело в том, что карта города, купленная нами еще в Москве (в магазине «Библио-Глобус»), район Педральбес почему-то не включает, ограничиваясь несколькими центральными районами Барселоны. Пришлось немного поплутать (зато нашли павильоны, построенные Гауди – в таком же стиле, как в парке Гуэль) и поспрашивать прохожих, которых было  совсем немного. Но тут нам повезло, поскольку первые же встреченные молодые люди оказались студентами (логично для университетской зоны), неплохо знающими английский. Нам подробно рассказали, как пройти на улицу Педральбес и по ней попасть к монастырю.

Следуя указаниям, мы поднимались все вверх и вверх, к самому подножию холма Тибидабо, где и расположен музей-монастырь. Место необыкновенно тихое, спокойное и умиротворенное. Посетителей было немного, мы купили входные билеты и пошли осматривать «эталон каталонской готики», основанный в 1326 г. королевой Элисендой (она же потом, как мы поняли, постриглась в монахини в этом же монастыре, и похоронили ее тут же, в капелле Сан-Мигель при соборе).

Осмотрели все, что возможно: аркады, кельи, внутренний двор, кухню со спуском к колодцу и винный подвал, небольшую коллекцию мебели. Видели, как повели очередную детскую экскурсию (малыши лет 5-6). Экскурсовод держала на шесте большую куклу в короне (наверное, королеву Элисенду), а впереди шли трое молодых ребят, одетых в средневековые костюмы, и наигрывали на старинных инструментах какую-то красивую мелодию. Дети шумели и приплясывали на ходу, как детям и полагается. Все было замечательно, но никаких следов коллекции Тиссен-Борнемиса обнаружить не удалось L. Вернувшись ко входу (он же – выход), спросили у парня, который продает билеты и монастырские сувениры, о судьбе этой коллекции. Он радостно и очень быстро ответил (похоже, мы не первые, кто спрашивал о ней), что коллекция передана теперь Музею Национального искусства Каталонии! А мы-то так бездарно продефилировали мимо него в тот день, когда бродили по холму Монжуик после посещения Фонда Миро L. Вот это облом… Впрочем, еще одна причина вернуться как-нибудь в Барселону J.

Теперь нужно было выбрать, ехать ли обратно в центр на метро, или все же пройтись пешком. Расстояние оценить без карты сложновато, поэтому решили выйти сначала на проспект Диагональ (на нашей карте он уже был). Пока мы на него спускались, поняли, что поедем на метро, иначе времени на покупки совсем не останется (завтра утром мы уже улетали, не успевая даже позавтракать в отеле, не то, чтобы куда-то еще попасть).

Поехали сразу до площади Каталонии, где находится супермаркет «FNAC». Зашли туда посмотреть имеющиеся сувениры и выбор вина (как я упоминала выше, специализированную винную лавку мы не нашли). Ну, за сувенирами в этот супермаркет ходить не стоит – те же самые китайские поделки ужасающего вида и качества, только упакованные покрасивее и (ввиду этого, наверное) значительно дороже. А вот вино вполне можно покупать, хотя поначалу мы сильно озадачились, не обнаружив на полках ни одного из тех вин, что пробовали в течение всей поездки в кафе и ресторанах. Пришлось выбирать наугад, ориентируясь по производителям и ценам. Как потом выяснилось, совсем неплохо угадали, только одна из 8-ми купленных бутылок оказалась «средненькой», остальные – на «хорошо» и «отлично».   

Взяли мы выбранные бутылочки, подвезли корзинку к кассе, где Феликс привычным жестом подал кредитку. Кассир провела кредиткой в аппарате и что-то, требовательно так, Феликсу сказала. Он не понял, но предположил, что она просит его ввести пин-код и попытался на английском объяснить, что к этой карте пин-код не нужен. Девушка опять что-то ему отчаянно тараторит на испанском – на английском она ничего не понимает – и тычет пальцем в какой-то экранчик перед нашим носом и прицепленную к нему на веревочке ручку. С большим трудом нам удалось-таки сообразить, что она просит … подтвердить платеж, расписавшись прямо на этом экранчике! Оказывается, это такая система, которая не требует росписи на дубликате чека – бумага экономится и время тоже. Но мы почувствовали себя полными идиотами. Взмокший от коммуникативных усилий Феликс мрачно вытер пот со лба и сказал, что ему нужно отдохнуть L. Но сначала пришлось занести купленное вино в отель, после чего мы смогли пойти пообедать.

Обед закончился, а проблема покупок еще не была решена. Проще всего решился вопрос с сыром: маленький рыночек перед Санта-Мария-дель-Пи еще работал. Мы попробовали несколько сортов и купили три разных, наиболее понравившихся (потом, как всегда, пожалели, что мало взяли – через неделю приемов гостей в Москве от сыра не осталось и следов, а он, точнее они, были очень вкусные J). Кое-как нашли и рыбу-карандашницу для своей коллекции, да и моим родителям, после недолгих размышлений, приобрели такой же стаканчик-карандашницу, только с веселой черепашкой. А вот с подарком для шестилетней внучки была полная катастрофа – покупать очередную футболку китайского производства не хотелось, а больше для детей не попадалось ничегошеньки. Только один магазин фирмы «Кусто» предлагал детские вещи, я нашла даже хорошенькое оригинальное платье с вышивкой, но … походящего размера при нужной расцветке на складе не оказалось. Времени мы на все это затратили – жуть, наступило время ужина, да и магазины начали закрываться. Оставалось надеяться только на дьюти-фри, насчет которого у меня были всяческие сомнения, так как дьюти-фри в Мадриде в прошлом году нас совсем не впечатлил…

И тут, уже по дороге к порту, нам неожиданно повезло. Мы наткнулись на магазинчик при швейной фабрике (ну, нет, не фабрики, конечно, просто большой мастерской), где был неплохой выбор детских вещей. Мы купили ребенку шикарную «трехъярусную» летнюю юбку в испанском стиле и, с чувством исполненного родительского (тьфу, бабушко-дедушкинского) долга отправились ужинать. По пути успели сфотографировать (давно собирались и все не успевали в светлое время суток) две современные скульптуры: чрезвычайно смешного «Улыбающегося омара» и мозаичную, совершенно плоскую «голову Барселоны». А после ужина еще заглянули в маленький магазинчик продуктов возле отеля – нужно было взять пару пакетиков сока и йогурт, чтобы перекусить перед отправкой в аэропорт в 6 утра. В супермаркете днем мы так увлеклись выбором вина, что про эти мелочи совершенно забыли.

Вечером долго паковали вещи так и сяк, наконец, утрясли все в чемодан, небольшую дорожную сумку (ее специально брали с собой пустую) и рюкзачок. У меня, правда, еще осталась коробка с рюмками, которые в багаж сдавать нельзя – только отдельным пакетом в ручную кладь. Феликс только беспокоился о весе чемодана – он показался ему тяжелее «разрешенных» 20 кг. Но перераспределять барахло еще раз мы уже не стали – оставили, как есть, на «авось». Попросили служащего в отеле вызвать там такси на 6-15 и легли спать.

 

День 9-й (8-е мая). Путь Барселона-Мюнхен-Москва.

Еле-еле продрав глаза в полшестого утра, умылись-оделись, наскоро перекусили и спустились вниз со всем «обозом». Заплатили по счету и стали ждать такси. Оно припоздало, но совсем чуть-чуть, минут на пять. Таксист зашел прямо в лобби отеля, забрал чемодан и сумку и потащил все на другую сторону Рамблы, где оставил машину. Мы загрузились в такси под вновь начинающимся дождиком (по дороге в аэропорт он усилился) и поехали.

Дорога в аэропорт заняла значительно меньше времени, чем в день прилета, так как с утра еще не было пробок. Зато зал отлета встретил нас огромной очередью на регистрацию. Несмотря на то, что предварительная регистрация осуществлялась через автоматы (наверное, для людей без багажа она там же и завершалась), народу к стойкам нашего рейса скопилось очень много. За несколько человек перед нами стояли четыре россиянина лет под сорок, наотрез отказавшиеся регистрироваться в автомате. Со служащими аэропорта они пытались говорить только по-русски, а единственного из этой «четверки», который умел связать несколько слов по-английски, просили объяснить девушке на регистрации, что они просто не могут пользоваться этими автоматами, так как в них нет информации на русском языке. Почему бы им было не воспользоваться его услугами при регистрации в автомате и не задерживать всю очередь – ума не приложу! Вот это была, скажу я вам, морока… Но разобрались и с этими – взяли у них паспорта и зарегистрировали «вручную», т.е., через тот же автомат, только на стойке.

Наконец, мы прошли и регистрацию (наш чемодан все-таки слегка «перевесил» за двадцать, но на это внимания никто не обратил – наверное, плюс-минус пару килограммов значения не имеет), и службу безопасности. Осталось как раз времени на то, чтобы выпить по чашке кофе и заглянуть в дьюти фри – он все же получше, чем в Мадриде, хотя до итальянских и, тем более, до сингапурского или дубайского, конечно, не «дотягивает».

Вылет немного задержали, сменили номер выхода на посадку, и мы уже начали волноваться, так как у нас был маленький интервал в Мюнхене между рейсами. Действительно, мы приземлились за 45 минут всего до посадки на рейс в Москву и почти бегом мчались через один терминал мюнхенского аэропорта на другой, где прошли паспортный контроль, но успели вовремя.

Встретивший нас в Москве Саша (шофер Феликса) сообщил, что нам очень повезет, если мы проедем в центр без хлопот. Тут каждый день перекрывают весь центр, фактически, для репетиций военного парада. Но на этот раз обошлось – видимо, к вечеру все репетиции уже закончились, и мы добрались до дома беспрепятственно.

При разборе вещей выяснилось, что все, слава Богу, в целости и сохранности, но все вещи в сумке (равно, как и сама сумка) отчаянно пропахли сыром J. А ведь он был упакован в несколько слоев бумаги и полиэтилена, а самый «пахучий» даже запаян… Как тут не вспомнить Джерома К. Джерома с его историей о сыре в купе поезда и последующими рассуждениями о том, что сыр – поистине, вездесущий продукт, который «слишком много о себе воображает» J.

 

В ОБЪЯТИЯХ КОАЛЫ ИЛИ КАК МЫ БЫЛИ АНТИПОДАМИ :) (путешествие по Австралии, конец декабря 2009 – начало января 2010) часть 1

Оставить комментарий

Предисловие

 

С самого детства, когда я страшно увлекалась книгами Акимушкина «Мир животных», моей мечтой было побывать в Австралии, чтобы посмотреть на удивительных зверей – коал, утконосов, ехидн и т.п. Тогда мечта казалась абсолютно несбыточной, отчего, разумеется, еще более привлекательной J Поэтому, лишь только мы заговорили о возможном путешествии в Австралию на ближайший Новый год (там ведь как раз необходимое Феликсу лето), давняя мечта внутри меня тихонько задрожала и вновь пошла в рост J

Окончательное решение для далекой и недешевой поездки принималось уже в конце сентября. К тому времени знакомая нам молодая семья, уехавшая в Австралию «на ПМЖ», прислала нам приглашение, чтобы можно было подавать заявление на визу. Кроме того, мы залезли на сайты разных авиакомпаний с целью приобретения авиабилетов, причем, хотелось бы по «бюджетным» ценам. Таковые на интересующие нас даты (26-27 декабря туда и 15-16 января обратно) предлагались только двумя авиакомпаниями: «Сингапурские авиалинии» и «Эмираты». Пересадка в Сингапуре нас привлекала гораздо больше, чем в Дубаи – в последних делать нечего, кроме как ходить по «Duty free», а в прошлый раз в Сингапуре (проездом с Бали, см. соответствующие заметки)  мы так и не посетили знаменитый зоопарк. При правильном подборе рейсов получалось, что мы целый день можем провести в Сингапуре, а затем улететь в Мельбурн. При покупке билетов нас огорчило только полное отсутствие мест в бизнес-классе (вообще-то, хотелось немного большего комфорта на таких длинных перелетах). Все они уже были раскуплены – имейте в виду, если будете заказывать бизнес-класс, это нужно делать не менее чем за полных три, а то и четыре месяца до отлета (особенно, в случае новогодних и рождественских праздников). Ничего не поделаешь, смирились с предстоящим полетом в эконом-классе – что значат несколько часов неудобств с возможностью увидеть землю «антиподов»?

С билетами на руках, приглашением и заполненными анкетами я отправилась в посольство Австралии. Анкета для поездки в Австралию, кстати, одна из самых длинных и включает даже пункты о некоторых заболеваниях! Да, и вот еще: справки с работы и из банка консульский отдел требует исключительно на английском языке или же должен быть заверенный печатью перевод. Когда все оформлено правильно, визу дают быстро, в течение недели, уведомляя об этом по электронной почте и по телефону (очень удобно!).

Получив визу (аж на целый год, тут австралийцы не жадничают, это не шенген), озаботились программой поездки. Почти три недели – немалый срок, не сидеть же на одном месте в такой огромной (по территории равной США без Аляски!) и разнообразной (от пустынь до тропиков) стране. Сначала мы попробовали изучить купленный загодя путеводитель и большущую книжищу «Национальные парки Австралии» на английском языке, врученную нам одним нашим московским другом. Ну, это называлось не иначе, как провокацией: в каждом австралийском штате оказалось по сотне с лишним Национальных парков с завораживающе красивыми ландшафтами. Выбрать изо всей этой роскоши несколько «наиболее интересных», даже с учетом наших планов посетить только пару-тройку штатов, не представлялось возможным – мы находились в положении «Буриданова осла» L Ага, вот еще: для того, чтобы проникнуться «духом подлинной Австралии», тот же друг вручил нам (скорее мне, поскольку у Феликса в конце года времени  обычно «в обрез») книжку одной американки (слава Богу, переведенную на русский), по воле случая прожившей несколько месяцев в одном из племен аборигенов в австралийской пустыне. Чтиво несколько шокирующее, надо отметить, но впечатления сильные. В общем, мы постарались как-то подготовиться к встрече с «антиподами» J

И, после всей этой подготовки выяснили, что пришли все к тому же, откуда и начали: мы никак не могли выбрать, что же самого-пресамого нужно успеть посмотреть. Хотелось и Большой барьерный риф увидеть, и горные эвкалиптовые леса с водопадами, и Голубые горы, и Мельбурн с Сиднеем, и Тасманию… А еще и красные пустыни с «останцами», а еще… Тогда все наши «пожелания» мы переправили ребятам, которые делали нам приглашение, а они пошли там в какое-то агентство, чтобы попытаться организовать приемлемый маршрут. Через несколько дней мы получили по электронной почте свое «расписание», со всеми перелетами и отелями. Ужаснувшись количеству предстоящих перелетов (только «внутренних» было шесть, а всего получалось десять!), мы, тем не менее, дали «добро» – никак иначе охватить наиболее интересующие нас «кусочки» было нельзя.

Затем последовала некая дискуссия о том, брать ли с собой в такую длинную дорогу со столькими «перекладными» зимние вещи. Решили, если не будет уж слишком холодно (например, -15-20), то от подъезда до машины несколько метров проскочим в ветровках, а по прилету обратно нас «фирменный» шофер Саша встретит с охапкой зимнего барахла J Ко времени нашего отъезда как раз наступила оттепель – после сильных морозов и обильных снегопадов все подтаяло и в неба посыпался мелкий дождик.

 

День 1-й: 26-е декабря 2009. Перелет Москва-Сингапур.

 

В Москве дождь, +3 и страшный гололед. Выскакиваем из подъезда в кроссовках (Феликс) и в светлых летних мокасинах (я) и пробираемся к машине, лавируя между лужами, островками льда и месивом из снега и грязи. Загружаем чемодан и сумку в багажник и с облегчением ныряем  внутрь салона.

Приезжаем в Домодедово, на удивление, без пробок (правда, день субботний и погода просто о-о-о-чень скверная – по доброй воле и нос из дому не высунешь L). Проходим регистрацию, успеваем выпить по чашке кофе (Феликс) и горячего шоколада (я) в кофейне. Кстати, там одно из немногих мест в Москве, где предлагают на выбор какао (жидкая детсадовская бурда) или именно шоколад (густой,  ложка почти стоит), причем, неслабая порция граммов двести. Я даже засомневалась сначала, что справлюсь, но все же справилась. Как оказалось, решение было мудрое: вылет задержали на час с хвостиком, а позавтракали мы довольно рано L

Наконец, около четырех часов дня наш самолет все-таки взлетел и взял курс на Сингапур. Сингапурские авиалинии даже в эконом-классе предоставляют вполне комфортные условия: на местах сразу (без дополнительных просьб) присутствуют пледы, подушки, индивидуальные телевизоры с огромным выбором развлечений (от фильмов и музыки до компьютерных игр и образовательных программ). Стюардессы – все, как на подбор, стройные красавицы в национальных сингапурских костюмах (узкие длинные юбки с кокетливым разрезом и жакетики со стильным пестрым рисунком) – сразу после взлета раздают пакеты с наушниками, хлопковыми носками, косметички с зубной щеткой и пастой, а также меню всех предстоящих трапез (на английском и русском). Удивительно и то, что здесь по-прежнему бесплатно (т.е. по системе «все включено») предлагают спиртные напитки – вино, пиво и, кажется, даже виски (в разумных количествах). Еда тоже вполне пристойная и ее даже многовато – я оцениваю, конечно, только по себе с Феликсом, а мы, в общем, малоежки. На протяжении 10 часов полета кормили аж три раза (один из них мы пропустили). Я, честно говоря, большую часть полета находилась в полудреме – сном не назовешь, слишком часто что-то беспокоило: то ребенок заплачет (детей в самолете была уйма), то объявление, то кормление… Феликс спал еще меньше чем я, успел посмотреть даже какой-то триллер на английском с китайскими субтитрами J Но, в результате, по прилету в Сингапур в 6 утра по местному времени (это 2 часа ночи по Москве) именно я чувствовала себя просто ужасно – в глаза, словно песка насыпали!   Спать хотелось безумно. Феликс, как ни странно, выглядел значительно бодрее…

 

День 2-й: 27-е декабря 2009. Сингапур и перелет в Мельбурн.

 

Поскольку наш багаж следовал транзитом до Мельбурна, получать нам было нечего. С рюкзачком (правда, тяжеленьким – там был нет-бук, несколько телефонов, электронные читалки плюс куча зарядок ко всему этому «добру») и моей вполне себе дамской сумочкой мы пошли на паспортный контроль. Транзитная виза в Сингапуре дается бесплатно, если у вас на руках билеты в «третью» страну (т.е., не ту, из которой ты прилетел). Причем, по этой транзитной визе можно находиться в Сингапуре до 96 часов. Нам столько было не нужно – наш самолет на Мельбурн  вылетал в 23-40. За день в Сингапуре мы планировали посетить знаменитый зоопарк и парк Джуронг, а еще, если будет возможность, поужинать в ресторане на 70-м этаже “Swisshotel”, который в прошлый наш приезд два года назад запомнился исключительным мастерством шеф-повара (см. соответствующие заметки «Бали-Ява-Сингапур»). Планы мы выполнили процентов на тридцать, в чем повинны два обстоятельства. Первое – проливной дождь, разразившийся в конце наших блужданий по зоопарку. Второе – мое страшно сонное состояние. Нет, было еще третье: наша дорожная одежда, как оказалось, не соответствует дресс-коду ресторана, в который мы собрались, к тому же ужин в нем начинался не раньше 9-ти вечера L Про эти два обстоятельства мы как-то умудрились позабыть за прошедшие пару лет.

В общем, день прошел, примерно, следующим образом. Сначала мы доехали на такси до отеля «Раффлз», который не успели как следует рассмотреть в прошлый приезд. Немного погуляли вокруг, «навестили» статую Стэмфорда Раффлза, монумент Далхауса и мэрию Сингапура. Дошли до Музея Азиатских цивилизаций, где были два года назад. Удивительно, но город часов до 9-ти утра почти пуст: служители отелей в резиновых сапогах и униформах метут улицы и ухаживают за растительностью, редкие прохожие жмут кнопки на пешеходных переходах и терпеливо дожидаются зеленого света, хотя машины проезжают тоже редко.  Потом решили уже ехать в зоопарк, который открывается в 9 утра.

Свой старый путеводитель по Сингапуру дома мы не обнаружили – то ли запрятали неизвестно куда, то ли дали кому-то на время и забыли.  В Домодедово наскоро купили путеводитель по Юго-Восточной Азии, где несколько страниц посвящены Сингапуру, в т.ч., есть и адрес зоопарка. В аэропорту Сингапура мы взяли туристическую карту города, но в ней оказалось трудновато сориентироваться. Там был только центр и национальные кварталы, а также схема МRТ (ну, это типа легкого метро). А зоопарк и парк Джуронг (равно, как и Ботанический сад, в котором мы были в прошлый раз) находятся на окраинах. На этой карте их просто нет. Попробовали тогда воспользоваться рекомендациями путеводителя – в нем указана станция МRT, вроде бы, ближайшая к зоопарку. Нашли в центре спуск в MRT, разобрались с билетным автоматом и сели в поезд. До нужной станции ехали почти час (!), а когда вышли, выяснилось, что нужно ехать еще и автобусом №927 L Встали в очередь на автобус и даже дождались его минут через десять, но оказалось, что проезд в самом автобусе оплатить нельзя – билеты нужно брать а автомате, который находится немного в стороне от остановки (мы его как-то проскочили, не заметив). Феликс рассердился и сказал, что надо было сразу взять такси и не морочить голову с этим MRT и прочими видами общественного транспорта. Тут наши мнения расходятся: я всегда предпочитаю попробовать разобраться с более дешевыми средствами передвижения, что, правда, часто влечет за собой лишние затраты времени L Но мне интересно, как устроена система: где и как покупают билеты, куда их надо приложить, чтобы пройти через турникет, как выглядят поезда (трамваи, автобусы  и пр.), как объявляют остановки… Феликсу же важно попасть из точки А в точку Б кратчайшим путем, сам процесс его не интересует. Поэтому пришлось опять брать такси – ждать следующего автобуса Феликс категорически отказался. Благо, стоянка такси нашлась с другой стороны станции MRT (в Сингапуре просто так на улице такси не остановишь).

Минут через 10-15 мы были у входа в зоопарк, где обнаружилась просто огромная очередь за билетами. Двигалась она довольно быстро, но шум вокруг стоял оглушительный – слишком много было детей: от младенцев на руках и в колясках, с которыми мамаши просто вышли подышать свежим воздухом, до  сорванцов самого «отъявленного» возраста с 6-7 до 12-13 лет. Купив билеты (стоимостью по 25 сингапурских долларов, 1 $ USA = 1,4 $ Syng.), мы прошли на территорию зоопарка.

Устроен он просто замечательно, никаких клеток и даже вольеры часто отсутствуют; хищные и опасные звери отделены от людей, в основном, глубокими рвами (с водой или без). Только змеи, черепахи, ящерицы содержатся в закрытых террариумах или аквариумах, да еще карликовые бегемоты (вот уж забавные животные! Особенно смешно, как детеныш ростом с кабанчика под водой ест какую-то растительность). Да, конечно, белые медведи, тюлени-котики-моржи и пингвины живут в помещениях с искусственным климатом. Перечислять всех увиденных животных не буду – их очень много. Главное, смотреть на них приятно: все выглядят ухоженными и здоровыми. Практически, нигде нет неприятного запаха, только у вольеров с копытными (зебрами, антилопами, оленьками и пр.)  - специфический «аромат» конюшни. Интересно, что таблички с пояснениями и названиями есть не только у вольеров и загонов с животными, но и у многих растений. Отдельное пространство выделено под «тропический огород». Вокруг  изобилие  воды – зоопарк окружен большим озером, в вольерах устроены «ручьи» и водопады, в которых плещутся выдры, лежат бревнами крокодилы или степенно плавают японские карпы величиной с приличного поросенка.

Часа три мы бродили по зоопарку, смотрели, фотографировали, перекусили в одном из кафе дим-самами и каким-то супчиком. А потом начался дождь. Зонтиком мы запаслись (еще в Москве посмотрели погоду – в Сингапуре, как обычно, прогнозировали 28-30 С и дождь с грозой), но, в данном случае, зонтик помог лишь относительно сухими добежать до ближайшего укрытия. Благо, навесов тут, на такие вот случаи, предостаточно. Переждали самый «пик» ливня и стали гадать, что делать дальше. Мне-то по-прежнему жутко хотелось спать, а после обеда да еще в дождь это желание стало просто непреодолимым. Тем не менее, мы все же сделали попытку перебраться на такси в парк Джуронг – я упрямо намеревалась посмотреть на прославленные сады (китайский и японский), а также на целые стаи птиц – вообще-то, Джуронг это парк птиц. Но, пока мы ехали, окончившийся, было, дождь припустил с новой силой. Феликс взглянул на заоконный пейзаж и на мой жалкий вид (глаза красные, слипающиеся сами собой) и сказал водителю ехать в аэропорт.

Пока доехали, дождь опять прекратился. Я, конечно, расстроилась, что в Джуронг так и не попали. Однако я подремала в кресле зала ожидания часа полтора, после чего почувствовала себя немного лучше.

Мы опять вернулись в город (не сидеть же было в аэропорту оставшиеся еще семь часов!), на этот раз поездом MRT – всего 20 минут с одной пересадкой и попадаешь в самый центр, остановка Сити Холл. Еще немного погуляли (солнце светило вовсю!), выпили лимонада в кафе «Раффлз», зашли в Swisshotel и попробовали забронировать столик на ужин. Нас отправили восвояси (по описанным выше причинам). Разобиженный Феликс тихо высказался в том духе, что если тут его деньги не нужны, он с удовольствием отнесет их в другое место. И пошли мы в район Риверсайд, где полным-полно чудесных «морских» ресторанчиков, в одном из них заказали замечательных крабов (Феликсу в черном перечном соусе, а мне — в кисло-сладком). Нас нарядили в полиэтиленовые «слюнявчики» и мы прекрасно поужинали с видом на реку Сингапур, которая плескалась прямо под нами.

Уже в половине десятого мы  вновь были в аэропорту, прошли паспортный контроль и немного подождали посадки. Я по-прежнему засыпала буквально в любом положении, чуть ли не стоя. Когда самолет взлетел, я просто отключилась. Слабо припоминаю, что около часу ночи нас пытались накормить, но безуспешно – вяло поковырявшись вилкой в салате, я заснула беспробудно до самого утра. А вот Феликс опять спал всего часа три, не больше…

 

День 3-й: 28-е декабря 2009. Мельбурн.

 

В Мельбурне приземлились в 10 утра по местному времени (по Москве опять было 2 часа ночи!). Довольно долго получали багаж (самолет был большой), потом на выходе всех проверяли на предмет провоза «карантинных» и запрещенных товаров (например, разных продуктов, семян, цветов и пр.). В итоге, вышли из аэропорта Туламарин уже в половине двенадцатого. Чувствовали мы себя парой старых расклеенных калош, причем, такими же грязными L Вообще-то у нас были ключи от дома наших «московско-австралийских» приятелей. Однако до него еще нужно было ехать почти 45 км (это далеко не центр,  скорее, одна из дальних окраин Большого Мельбурна). А следующим утром (в 8-30!) мы уже вылетали в Кернс, да еще из этого же самого аэропорта! Мысль о часе с лишним дополнительной дороги на сегодня и на завтра внушала нам живейшее отвращение. А напротив терминала маняще высилась громада отеля «Хилтон». Чувство усталости и желание как можно скорее принять душ заставили нас быстренько пересечь улицу и уже через десять минут мы держали в руках ключи от номера. Вот оно – СЧАСТЬЕ! Душ и постель, где можно принять горизонтальное положение! Думали, что отдохнем пару часов, на самом деле поднялись еле-еле около четырех часов дня.

Интересно, что есть совсем не хотелось, а ведь в последний раз нас покормили в самолете чем-то несерьезным, типа булочки с маслом и джемом и чаем-кофе. Хотелось только валяться и не отрывать голову от подушки. Но мы мужественно преодолели себя и все же поехали в центр (правильное было решение – на обратном пути, остановившись у наших приятелей, мы в центр города так больше и не попали).

Таксист довез нас к зданию Центрального вокзала, напротив которого начинается (или заканчивается?) Свенсон-стрит, «главная» улица старой викторианской части Мельбурна. Примерно за четыре часа мы обошли приличный кусок старого города. Между викторианскими зданиями втиснуты современные небоскребы (офисы, в основном) и торговые плазы. Любопытны городские скульптуры – например, группа из трех тощих клерков, стоящих «в очереди» у перехода через Свенсон-стрит J Вокруг множество кафе, правда, значительная часть их почему-то не работали: то ли кризис, то ли просто было не время – позже мы поняли, что кафе и рестораны в Австралии работают в разных режимах. Одни открыты с утра и до времени ланча (до трех часов дня), другие только на ланч открываются (с 12 до 15-17), третьи начинают работать только вечером, после 18-19 часов.

Даже по самым «центральным» улицам Мельбурна ходят трамваи – и старенькие, похожие на московские (только весело раскрашенные), и новые, как в Ницце или Марселе. Сам город, впрочем, ни на какой, ранее нами виденный, не похож, да и население смешанное – трудновато разобраться сразу, где местные, где туристы, но, в любом случае, необычайно много высоких блондинов и блондинок со светлыми глазами «англо-саксонского» типа.

Нас, как всегда, принимали за кого угодно, только не за россиян J Официантка в кафе, куда мы зашли выпить по чашке чего-нибудь горячего (погода была солнечная, но ветреная), приняла нас за итальянцев (накануне в сингапурском кафе «Раффлз» нас идентифицировали, как испанцев J). Кстати, принимая заказ, официантка совершенно непринужденно встала у столика на колени и с широкой улыбкой и интенсивными жестами поясняла нам, какой кофе и шоколад у них можно заказать. Потом мы неоднократно наблюдали, как австралийцы садятся или ложатся прямо на пол в аэропорту, газоны в парках и скверах, занимаясь, кто чем: болтают по телефону, читают, работают на компьютерах или просто спят J

На улицах не слишком чисто и очень шумно (австралийцы, вообще, «громкие» ребята). В наличие некоторое количество бомжей, пьяных и сумасшедших, как и положено обычному мегаполису (в Мельбурне все-таки 2 млн. жителей).

Из старинных зданий нам понравились вокзал, собор Святого Павла, мэрия и парламент. Некоторые современные здания тоже попадаются небезынтересные. Феликс окрестил эту эклектическую смесь одним словом: «Размашисто». Пока гуляли, наконец-то, ощутили некую потребность в еде. Сначала хотели поискать одно из заведений австралийской кухни (что бы это ни означало). Нам попадались какие угодно кафе и ресторанчики, от мексиканских до итальянских, не говоря уж о бесконечном количестве китайских, японских и тайских внутри Чайна-тауна (он непосредственно примыкает к Свенсон-стрит). Обратились даже к путеводителю, который рекомендовал некое кафе «с современной австралийской кухней» на Литтл Бурке стрит, 35. По указанному адресу данное заведение нами обнаружено не было (видимо, сведения немного устарели). Зато по дороге мы установили, что в Австралии нумеруют не дома, а, скорее, входы или подъезды (как в Лондоне и Риме).

Ужинать пришлось идти в один из китайских ресторанчиков в Чайна-тауне. К сильно адаптированной китайской еде подавали австралийские и новозеландские вина. Усидев бутылочку за ужином и традиционным десертом из жареных в тесте ананасов с мороженым (Феликс называет это «китайским штруделем»), мы остались вполне довольными. Каковыми и возвратились в отель, где приняли ванну (ноги гудели основательно) и заснули сном праведников J Кажется, эти трое суток я только и делала, что спала или хотела спать!

 

День 4: 29-е декабря 2009. Перелет Мельбурн – Сидней – Кернс. Порт-Дуглас.

 

Завтрак в Хилтоне роскошен (правда стоит, как обед в нормальном кафе). Я прежде не видела такого выбора фруктов, сыров, выпечки и прочего. Был даже мед в сотах! Жаль, что впихнуть в себя это в 6 утра категорически невозможно (а оттого, сколько ты съел, цена, разумеется, не зависит).

После завтрака собрали оставшиеся вещи, Феликс заполнил бланк «быстрого чек-аута» и мы по специальному переходу перебрались сразу в терминал местных авиалиний. Там встали было в очередь на регистрацию, но были отправлены из нее сначала к автоматам для регистрации – для получения посадочных талонов. Феликс успешно справился, автомат «выплюнул» нам четыре посадочных талона: два на самолет до Сиднея, где нам предстояла довольно быстрая пересадка, и два уже на рейс до Кернса. С первыми талонами мы сдали багаж (получать его предстояло уже в Кернсе) и прошли в зону вылета. Интересно, что паспорта нигде у нас не спросили, только посадочные талоны.

Самолет вылетел точно по расписанию, до Сиднея полета всего час с четвертью. Еще через полчаса – посадка на другой, до Кернса, туда лететь уже три часа. Рядом со мной в самолете сел смешной румяный толстячок лет пятидесяти и с огромным любопытством заглядывал в мой блокнот с записями. Все-таки не удержался и спросил, что это за язык? Был страшно удивлен, когда услышал ответ. Видимо, российских туристов тут пока встретишь нечасто (кстати, русскую речь на улицах Мельбурна мы все же слышали один раз за несколько часов прогулки). Последовала куча вопросов: и как же мы сюда добрались, и насколько у нас в России сейчас холодно, и как нам нравится Австралия… С нашим плохим английским все-таки кое-как объяснились. Мужик был, похоже, здорово ошарашен. Ему даже три часа полета в Кернс представлялись ужасным испытанием! Впрочем, о Мельбурне его мнение с нашим тоже не совпало — он скорчил рожу и презрительно высказался: «Ugly city» (в смысле, «гадкий городишко»). Сам он проживает в крошечном городке недалеко от Сиднея и работает учителем в школе, причем преподает чуть ли не все предметы (видимо, школа начальная, если мы правильно поняли) и очень этим гордится. Про Россию он сказал, что это огромная страна, больше Австралии, и что в Москве есть Кремль. Ну что ж, не так уж мало, даже приятно J

За болтовней полет прошел почти незаметно. Приземлились в Кернсе и вышли из самолета. Влажная тропическая жара охватила нас и сразу напомнила о Бали (потом мы еще не раз его вспоминали). Преодолев кусочек летного поля мимо строящегося нового терминала (в аэропорту надпись: «Извините за неудобства, мы строим новый терминал, лучше, чем этот!»), проходим в отсек получения багажа. Ожидаем с некоторым волнением – багаж, все-таки, сдавали еще в Мельбурне, а сколько выслушали раньше о потерях багажа в разных заграничных аэропортах при пересадках… Но вот и наши вещички – ура! Следующий этап – нужно как-то добраться до Порт-Дугласа. По настоянию Феликса опять выбираем путь наименьшего сопротивления: берем такси. Удовольствие недешевое: ехать почти 75 км, да еще, получилось, нужно искать нашу гостиницу, Мантра Линкс Резортс. Когда она все-таки нашлась (далеко не сразу), выяснились два малоприятных обстоятельства. Первое – гостиница не в самом Порт-Дугласе, а в районе т.н. «Старого Порт-Дугласа», за 6 км от того, что здесь именуют центром. Второе – это не гостиница, строго говоря, а, скорее, турбаза или кемпинг, предназначенный для семейного отдыха, куда люди заезжают на машинах, завозят продукты и прочее, готовят на специальных кухнях (включая обязательное барбекю – вот оно-то и есть, как мы поняли, национальная австралийская еда J). Самый большой прикол в том, что на территории ВООБЩЕ НЕТ РЕСТОРАНА, даже для завтраков! Площадка для гольфа есть, небольшой бассейн есть, теннисный корт – пожалуйста, а вот ресторана ни одного L Ближайшие расположены как раз в 6-ти километрах отсюда, в центре нового Порт-Дугласа, равно как и магазин, где можно купить хоть какой-нибудь еды на завтрак. В номере, правда, есть холодильник, чайник, необходимый набор посуды и приборов, немного чая-кофе-сахара – для завтраков «оборудования» достаточно.

 Отмечу сразу, что за все пять дней нашего пребывания в нашей комнате ни разу не убрали и не выбросили мусор – мы выбрасывали его сами в контейнеры, стоящие почти возле самого домика. Запасных мусорных мешков в номере нигде не нашлось, использовали просто пакеты из супермаркета. В общем, настоящая «совковая» турбаза J

Напомню, что ни я, ни Феликс машину не водим L Вариант аренды автомобиля «на месте», предложенный любезной девушкой на ресепшн, явно отпадал. Правда, заметив нашу откровенную растерянность, эта же девица утешила нас тем, что каждые полчаса здесь проходит автобус до Порт-Дугласа (и оттуда, соответственно).  М-да-а-а, ситуация нелепая. К тому же интересный вопрос: а где и как тут встречать Новый год?

Для начала нашли по выданной нам схеме свой номер с описанным выше набором удобств. Еще любопытная деталь: в пояснительной записке для гостей строго указано, что, если чай-кофе-сахар, а также мыло, шампунь, гель и т.д. закончились, то дополнительно их можно КУПИТЬ (!) на ресепшн. Который, кстати, работает только с 10 до 18 часов! Вот это да! А если постояльцы прибывают раньше или позже этого времени? А мы, например, должны будем 3-го января уехать в 4-30 утра (самолет из Кернса в 6-40). Кому же сдать ключи?

Впрочем, это уже вопросы явно не сегодняшнего дня. Первая насущная проблема – найти еду! Однако в момент вселения опять победила усталость, а не голод (в самолете какой-то ерундой нас все-таки покормили). Даже не разобрав толком вещи, мы плюхнулись и проспали часа полтора. И лишь потом, слегка приведя себя в порядок, пошли на автобусную остановку. Небольшой автобус прибыл точно по расписанию. Мы сразу купили проездные билеты на 5 дней (удивительно, но это просто тонюсенькая бумажка вроде наших старых абонементов на городской транспорт) и поехали в Порт-Дуглас. Собирали пассажиров по всем окрестным отелям (их оказалось немало, есть и очень большие, со спа и ресторанами, но тоже от нас далековато), поэтому ехали не меньше получаса. По приезду немного осмотрелись, обнаружили с десяток ресторанов и кафе, а также один большой супермаркет, работающий в данный день недели аж до 9-ти вечера. Это нас порадовало: можно было сначала поужинать, а потом уже закупать продукты для завтраков.

 Ужинали в одном из «морских» ресторанчиков, называется «2Fish». Попробовали местных устриц – мелких и довольно пресных (вода слишком теплая). Повар «облагораживает» их вьетнамским соусом с пальмовым сахаром и специями (это вкусно), а также предлагает устриц … в арбузном соке! Мы, конечно, не удержались – любопытное ведь сочетание, однако, нам не слишком понравилось: явно не хватает кислинки лимона, лайма или грейпфрута. Но сама форма подачи интересная: в маленьких стопках с соком плавает устрица (без раковины, конечно). В качестве основного блюда взяли по-разному приготовленную рыбу, но и эти блюда (одна королевская рыба под жареными каперсами, вторая – императорская под лимонным соусом со спаржей) «страдали» нарушением баланса кислого и сладкого. К тому же рекомендованное официантом вино (австралийский совиньон блан 2008 года) было несколько жидковато и простовато для своей цены.

Вот, к слову, пара фактов о торговле спиртными напитками в Австралии. Алкоголь можно купить не во всяком магазине, а, в основном, в специализированных «Bottle-shop» (ну, еще в очень крупных супермаркетах). Спиртное очень дорого: даже в «оптовом» магазине простое совсем вино стоит не менее 8-10 $ за бутылку (сравните с Испанией или Францией, где простое, а иногда и очень симпатичное вино можно купить за 2-3 евро), более или менее приличное начинается от 15-20 $. (австралийский        доллар сейчас по стоимости очень мало отличается от американского – если в рублях, то разница составляет около 23-25 копеек «в пользу» американского). И то, вполне вероятно, что за эту цену вы получите нечто жиденькое и кисленькое, гораздо хуже того австралийского вина, которое за эту же цену можно купить в Москве! Оказывается, государство возвращает почти 40 % стоимости производителю, вывозящему свою продукцию на экспорт. Поэтому тут сложно ориентироваться: производителей очень много (к нам, видимо, привозят все же из лучших), большинство вин, как я уже отметила, простоваты: белым не хватает тонкости букета, а красным – плотности и насыщенности (исключение составляют некоторые «Ширазы»). Видимо, нужно внимательно изучать, много пробовать и выбирать оптимальное соотношение «цена/качество». Отдельный разговор о цене пива – местное (австралийское, тасманийское) стоит не менее 4,5 $ за 0,33 л, а уж импортное начинается с 8,5$ за тот же объем L

После ужина направились в супермаркет, где взяли обычный набор продуктов для завтраков и дневных «перекусов» — хлеб, сыр, йогурты, творог, ветчину, соки, фрукты. Прихватили еще немного пластиковых тарелок и приборов. Тут мы поразились еще и дороговизне обычных продуктов, притом, все они были местного производства – никакого импорта! И все дороже, чем в Европе процентов на 20. Если сначала мы решили, что это просто курортная зона, то потом мы свое мнение переменили (в огромном супермаркете совершенно «спального» района Мельбурна, где живут наши приятели, мы с ними закупали продукты на несколько дней – картина ровно та же). И это мы еще ничего не знали про цены на экскурсии! Больше не буду к этому возвращаться, но имейте в виду, что экскурсия на 4-5 часов в Австралии вам обойдется долларов в 100-110 (без еды!), а на целый день (с ланчем) – от 150 до 216 $ (последнее было рекордом). Это цены на одного человека L

Нагруженные продуктами и некоторыми впечатлениями, не без помощи радушных местных жителей мы отыскали остановку автобуса в обратную сторону и, дождавшись его, доехали до своей «турбазы». День закончился укладкой закупленных продуктов в холодильник и, наконец, разборкой вещей – надо же было хотя бы повесить в шкаф пару привезенных (еще бы знать, зачем) платьев. На ночь глядя, изучили еще несколько рекламных проспектов с разными вариантами экскурсий: на Зеленый остров, на Барьерный риф (со снорклингом или дайвингом), круиз по реке с крокодилами (а мы-то думали, что они гораздо севернее водятся, возле Дарвина, а вот и тут есть), путешествие в деревню Куранда по старинной железной дороге и посещение дождевых тропических лесов… Надо будет завтра спросить на ресепшн, можно ли у них заказать экскурсии, в противном случае, придется и это в Порт-Дугласе делать – какой-то информационный туристический центр мы там углядели…

 

В ОБЪЯТИЯХ КОАЛЫ ИЛИ КАК МЫ БЫЛИ АНТИПОДАМИ :) (путешествие по Австралии, конец декабря 2009 – начало января 2010) часть 2

Оставить комментарий

День 5-й: 30-е декабря 2009. Прогулки вокруг Порт-Дугласа.

 

Проснулись мы под звуки тропического ливня. Похоже, за окном разразился очередной потоп местного значения. Повалялись еще с часик – было 6 часов утра по местному (оно еще на час отличается от Мельбурнского). Позавтракали на лоджии, отодвинув столик подальше, чтоб не попадали капли (вернее, струи) дождя. Пока завтракали, мыли посуду и мылись сами, дождь прекратился.

Рискнули дойти до обещанного всеми туристическими проспектами роскошного пляжа «4 мили золотого песка!». Надели плавки-купальники, намазались кремом от солнца (это надо делать в Австралии неукоснительно, солнце очень «жесткое», рядом, над Антарктидой, «озоновая дыра»), взяли полотенца и даже бутылку воды. Сначала прогулялись по территории нашей «турбазы» — нашли теннисный корт, бассейн и поле для гольфа (целый гольф-клуб, тут это очень модное развлечение). И ни одного указателя в сторону пляжа. Вышли на дорогу, где ходят автобусы. Тротуары, как таковые, отсутствуют – есть только дорожки для бега трусцой вдоль гостиничных заборов. Пешеходных переходов тоже не наблюдается нигде. Вокруг, кроме еще нескольких отелей типа нашего (такие же «турбазы»), поселок, на вид вроде дачного – небольшие домики-бунгало, окруженные тропической зеленью. Кое-как сориентировались по карте, пошли, предположительно, по направлению к пляжу.

За домами поселка грозно чернеют вершины Водораздельного хребта (единственные горы в Австралии, к тому же невысокие, меньше 1,5 тыс. м). Облака висят низко, видимо, дождь вылился далеко не весь, а вот зонтик-то мы в рюкзак и не положили L Примерно через километр нашелся-таки берег моря и обещанный пляж – совершенно не оборудованный для купания и загара. Ни лежаков, ни зонтиков, ни пункта проката этих предметов. А песок, действительно, светлый и мелкий, только очень мокрый после дождя. И вода чрезвычайно теплая, и заход в воду пологий и удобный, но пользуются им только немногочисленные собаки, гуляющие по берегу со своими хозяевами… Ни один человек в этом чистом и теплом (градусов 25-26!) море не купается. Бегают только вдоль кромки  воды трусцой (в том числе, дамы лет пятидесяти топлесс), собачек выгуливают да еще барбекю, конечно, жарят…

Вроде как тут сейчас сезон медуз, а они сильно ядовитые. Почему нельзя оборудовать пляж, например, сеткой от них, непонятно. При этом непохоже, чтобы в другое время кто-то бы обеспечил на этом разрекламированном пляже лежаки и зонтики. В общем, задуманное купание не получилось. Расстроенные, мы побрели назад в гостиницу, чтобы разобраться хотя бы с заказом экскурсий. Метров за сто до ресепшн (он под крышей) дождь вновь припустил, и эту стометровку мы преодолели бегом (т.е., рысью, поскольку бежать в скользких пляжных шлепанцах мне было очень неудобно J).

К некоторому облегчению, нам, прямо не сходя с места, удалось заказать две экскурсии: одну на Барьерный Риф (со снорклингом), вторую – в ту самую Куранду, а после нее в дождевые леса и на крокодилью ферму. Заодно выяснили, как быть с нашим ранним отъездом 3-го января. Нужно заранее в любой день расплатиться (в том числе, за экскурсии и даже за такси плата записывается на номер), а уезжая, оставить ключи внутри комнаты. Решив пару таких важных проблем, сильно утомились, перекусили фруктами и бокальчиком белого вина и улеглись подремать часочка на два.

Автобус в город опаздывал уже минут на двадцать. За это время мы успели поболтать с девицей на ресепшн, выслушать ее комплименты по поводу моего одеяния (ничего особенного, обычная летняя юбка и маечка, правда, купленная лет пять назад в Париже), а также некоторые рекомендации в отношении местных, по ее мнению, «Fun»-ресторанов (очень полезные).

Наконец, подошел автобус. Но мы рановато обрадовались – это был автобус другой компании, купленный нами проездной на него не годился. Правда, наш прибыл буквально через три минуты, но мы были несколько обескуражены – нужно, оказывается, еще и следить, от какой компании автобус, они разные!

Приехав в центр, немного прошлись по магазинам, т.к. Феликс счел свои джинсы несколько не «комильфо»: поголовно все мужчины в Порт-Дугласе щеголяли в бриджах. К слову, бриджи мы купили ему с большим трудом, все продавщицы сетовали на его исключительную худобу (это к его стенаниям по поводу «прибавки в весе» за последний год аж на пять кило!). Лишь в третьем по счету магазине нашли искомый 30-й размер (вроде нашего 46-го, примерно).

Поужинали в рекомендованном Ребеккой (той самой девицей с ресепшн) ресторанчике «Zeus». Это настоящая греческая таверна с соответствующим меню: мусака, долма, тцатцики и прочее. Если подумать, удивительно для места, где мы находимся – примерно, напротив Антарктиды J Потом мы узнали от наших приятелей, что в Австралии огромная греческая диаспора. Очень много продуктов «греческого стиля» (это мы и раньше в магазинах увидели) – фета, йогурты, соленые оливки и др. – все производится в Австралии.

А повар в «Zeus» исключительно талантлив: таких нежных грилеваных осьминогов мы не пробовали даже на Кипре. И креветки в специальном соусе тоже оказались очень хороши. Недолго думая, мы прямо там и заказали столик на завтрашний новогодний вечер – нужно же где-то в этой деревне встретить Новый год с приличной едой и обещанным в объявлении фейерверком?!

 

День 6-й: 31 декабря 2009. Экскурсия на Большой Барьерный Риф. Новый год в Порт-Дугласе.

 

Полночи лил дождь, но утро внушало некоторый оптимизм – тучи, хотя и висели низко, были с редкими разрывами, сквозь которые виднелось голубое небо, и проникали солнечные лучи. Автобус за нами прибыл вовремя и повез к центру «Мираж», собирая по дороге еще пару десятков экскурсантов. Затем нас проводили на большущий катамаран  «Wave Dancer» («Танцор на волнах»), с кондиционированным внутренним салоном и двумя палубами.

В течение часа мы плыли (вернее, шли – так правильнее, по-морскому) к малюсенькому островку, покрытому тропической зеленью и окруженному желтой оборочкой песчаного пляжа. За этот час морским биологом нам была прочитана целая лекция с демонстрацией на нескольких экранах разных обитателей кораллового рифа, строения кораллового полипа и пр. Из объяснений мы поняли немного (парень говорил слишком быстро), но картинок было вполне достаточно.

Потом инструктор по снорклингу (кто не «в теме», это плаванье с маской, трубкой и ластами) показывал, как правильно подобрать и надеть маску, как дышать через трубку. Посоветовал всем взять дополнительно костюм из лайкры в качестве защиты от ядовитых медуз (они хоть и редко, но все же попадаются на рифе) и, заодно, от солнца, что тоже важно. После короткого инструктажа все стали выбирать себе ласты и маски с трубками, а также пошли платить дополнительные 5 $ за аренду лайкровых костюмов.

В этот момент катамаран окончательно остановился, к нему пришвартовали платформу с пресным душем и большой вешалкой с костюмами разных размеров. К платформе пристали две лодки со стеклянным дном: одна для перевозки на Низкий остров (это его название) тех, кто будет «сноркличать», а вторая для тех, кто не хочет плавать сам – эта лодка ходит над рифом, чтобы сквозь ее прозрачное дно можно было видеть дно морское с его многочисленными пестрыми обитателями.

Мы все же решили попробовать снорклинг. Взяли по комплекту «оборудования», включая те самые костюмы, и поплыли на остров. Да еще за дополнительную плату арендовали фотоаппарат, «запаянный» в пластиковую коробку, им можно снимать под водой. Флешку потом с него снимают и отдают тебе, а фотоаппарат ты возвращаешь. Причем все очень серьезно: нужно заполнить целую анкету со своим телефоном и адресом, а главное, в залог берут либо ключ от гостиничного номера, либо какой-то документ. Еще немножко учат обращаться с этой камерой: главное понять, что у нее два режима – подводный и «воздушный», остальное не так важно.

Ну и видок же был у нас, когда мы натянули на себя всю эту экипировку – обхохочешься! Беда только в том, что я так и не смогла приспособиться – то в маску попадала вода, то в трубку, ласты мешали невероятно, вызывая у меня мгновенную панику, мне казалось, что я теряю центр тяжести и ориентировку в пространстве! Дышать ртом, как выяснилось, я совершенно не способна (потом моя подружка в Москве, просто фанатка снорклинга, строго сказала мне: «Будем учиться в ванной!). В конечном счете, я сбросила и ласты, и трубку, стала плавать просто в маске, на время задерживая дыхание, и смотреть на коралловые рифы. Феликс справлялся получше. Хотя честно признался, что ласты и ему сильно мешают (кажется, он их тоже потом снял), но с остальным он как-то плавал и даже умудрился пофотографировать немного. Снять удалось бы и больше, если бы он так за меня не беспокоился – он постоянно возвращался ко мне, пока я беспомощно бултыхалась, пытаясь как-то бороться со снаряжением L

Часа через полтора нас всех собрали и повезли на ланч, приготовленный на катамаране. При этом сказали, что не обязательно забирать с собой ласты и прочее, поскольку мы потом вернемся назад и еще немного поплаваем. Мы оставили на берегу ласты, маски и одно из наших полотенец (гостиничных, конечно). Как только лодка пришвартовалась к катамарану, полил дождь. За время ланча он только усилился. Мы немного поплавали вокруг на лодке со стеклянным дном – видно было очень хорошо, только иногда стекло забрызгивало дождем, его приходилось вытирать специальной щеточкой.

Рассказывать, как необыкновенно выглядит коралловый риф, пожалуй, занятие бессмысленное. Большинство людей видели это не раз по телевизору, в кино или в океанариумах. Замечу только, что когда наблюдаешь очень близко, находясь в воде, впечатление совсем другое. Хотя краски не такие яркие (а может, это моя сильная близорукость виновата – не могу же я плавать одновременно в маске и в очках!), все выглядит очень живым и привлекательным. Как все это шевелится, дышит, плавает и колышется! Какие юркие рыбки, величественные черепахи, странные рачки…

Ливень все не прекращался, и что делать с оставшимися на берегу оборудованием и полотенцем, было неясно. Часть особо активных граждан поплыли «сноркличать» и в дождь (вода очень теплая), но нам больше не хотелось – мы уже переоделись в сухое. Я спросила одного из инструкторов, что можно сделать. Он ответил, что позвонит сейчас «своим» на берег, чтоб они забрали на обратном пути оставленные нами вещи. Интересно, что маски и ласты нашлись, а вот полотенце – как корова языком слизала! Может, кто-то прихватил его по ошибке: точно таких бежевых полотенец была целая куча – видимо, в окрестных гостиницах это «общепринятый» цвет. Короче, полотенце мы посеяли, что нас несколько расстроило. Немного утешились парой десятков кадров, которые все-таки получились на арендованном фотоаппарате. За дополнительные 34 $ (!) девушка-фотограф сбросила нам на ту же флешку еще два кадра с нами в этих нелепых костюмах и, заодно, несколько десятков профессиональных фотографий коралловых рифов (резко контрастирующих по качеству с нашими). Но наши гораздо более дорогие и памятные – снятые «в борьбе со стихией» и безо всякой там цвето- и свето-коррекции. Как видели, так и сняли – все натуральное!

Конечно, можно было получить большущие фотографии в паспарту с обложкой и видом катамарана на фоне Низкого острова, но от этого предложения мы вежливо отказались – потом эти «сувениры» ни в один альбом не влезают (проверено еще в Доминикане, на примере моей фотографии верхом на коне).

Около трех часов дня катамаран отправился в обратный путь. К непрекращающемуся ливню добавилось еще и некоторое волнение на море (на пути туда волны не было вовсе). Качало кораблик довольно существенно. Повезло, что ни я, ни Феликс выраженной морской болезнью не страдаем – некоторым пассажирам пришлось провести много времени на залитой дождем палубе. Но все когда-нибудь заканчивается: через час с четвертью возвратились к центру «Мираж», где нас ждали автобусы, а еще спустя час уже зашли в свой номер.

Тут же кинулись в душ отмывать волосы от морской соли. К сожалению, такой предмет сервиса, как фен, на нашей турбазе не был предусмотрен L, сохнуть пришлось естественным путем. А время шло. За окном постепенно темнело – 31 декабря заканчивалось,  пора было собираться на встречу Нового года.

Глядя на окружающую, очень мокрую, среду (дождь, правда, на тот момент прекратился), я встала перед дилеммой: надевать ли парадное платье и туфли, привезенные через полмира специально для встречи Нового года, или обойтись одежкой-обувкой попроще? Все же я рассчитывала на банкетный зал ресторана приличного отеля, а не на маленький греческий ресторанчик, куда добираться придется на автобусе (равно как и обратно, ну, может, такси удастся поймать)… По здравому размышлению остановилась на «попроще», причем, «белой вороной», как убедилась позже, не выглядела.

В целом, новогодняя толпа австралийцев (а отели Порт-Дугласа, за редким исключением, заполнены ими) представляет собой фантастическое зрелище. Наряды дам варьируют от стильных коктейльных платьиц (причем, в сочетании с вьетнамками или с босыми ногами!) до обтрепанных шортиков с футболками. Мужчины одеты еще забавнее: наиболее популярны бриджи с футболками/майками, изредка попадаются все же джинсы, зато в комплекте с немыслимо «колхозными» рубашками (например, в красно-белую клетку). Сразу всплывает в памяти фраза из фильма «Как избавиться от парня за 10 дней»: «Да, к этой рубашке не хватает только тачки!»

Почти у всех детей и у части взрослых на шеях и руках светились разноцветные «колье» и «браслеты» — такая праздничная передвижная иллюминация.

Выпивших и просто пьяных на улицах просто море. Любопытный факт:  в Австралии разрешено приносить с собой в рестораны и кафе спиртные напитки, что категорически запрещается в России (да и части стран Европы). Только нужно заплатить пару-тройку долларов за открывание бутылки. Все дело в том, что наценка на спиртное в ресторане не превышает 5-10%, это «не делает кассу», в отличие от наших ресторанов, где наценка иногда превышает 50% на отдельные виды спиртного.

Уже часов около восьми вечера, ожидая автобуса в город, наблюдали «живые картины». Сначала на ресепшн нашей «турбазы» (это открытое пространство, просто под навесом от дождя, как принято в тропиках) завалилась компания подвыпивших девиц в коктейльных платьях и шлепанцах J В сумках (весьма объемных!) погромыхивали бутылки, причем, по звуку – некоторые уже пустые. Девицы громко хохотали, прихорашивались перед большим зеркалом, долго снимали друг друга двумя фотоаппаратами, потом всю группу сняли в зеркале, корча рожицы и по-всякому кривляясь. Попросили меня сделать их фото и долго, сердечно благодарили. Покуролесив шумно с четверть часа они, к нашему удивлению (мы-то думали, они тоже на автобус), подхватили свои «звонкие» сумки и побрели дальше, в сторону города.

- Ну, к Новому году дойдут, — заметила я. На что Феликс задумчиво ответил: «Может, и не дойдут… Но им уже и сейчас хорошо» J

В  автобусе дух праздника чувствовался совсем конкретно. Преобладали мужички с упаковками банок пива, время от времени раскатывающимися по салону, с початыми бутылками винца и соответствующими ароматами.

Рестораны на главной улице Макроссан стрит заполнялись неимоверно галдящим народом. Кое-где играла музыка, но танцующих мы не видели. Шум стоял оглушительный – к  разговорам и музыке присоединялся гомон огромной стаи попугаев.

Как только мы нырнули под крышу «Zeus», вновь начался дождь: вначале реденький и робкий, потом усилился. В 9 вечера над заливом (здесь его называют «марина») расцвели залпы салюта. Фейерверк был знатный – сразу видно, средств не пожалели, бабахали минут 10-15 подряд без перерыва. Ракеты и шутихи взлетали с характерным свистом и рассыпались, создавая в воздухе нечто, напоминающее кораллы разных видов (и по цвету, и по формам).

После салюта передвижение промокшего под дождем населения стало весьма интенсивным. Мимо нас сновали девушки, облепленные мокрыми платьями: никакого специального конкурса мокрых маечек, так любимого нашими массовиками-затейниками J, этакий спонтанный аттракцион… Продефилировали две совершенно пьяненькие старушки в мини юбках и веночках из тропических цветов, забрели к бару нашего ресторана, заказали и выпили по какой-то гремучей цветной смеси (бармен долго тряс шейкер) и, пошатываясь, удалились.  

Часам к одиннадцати появились уже совсем «никакие» граждане. Один такой уселся прямо на мокрый тротуар напротив нас и, несмотря на все уговоры персонала ресторана, уходить не желал ни  в какую. Метрдотель – решительная греческая мамаша (а ресторан «Zeus» — семейное предприятие, шеф-повар – папа, официантки – дочки и племянницы) – направилась в сторону кухни. Через несколько минут приехала полиция и «скорая помощь». Последняя, впрочем, не понадобилась. Двое полицейских уговорили парня «мирным» путем, он тихо удалился с нашего небосклона J

Тут необходимо все-таки отдать должное новогоднему столу. Жаль, что я не попросила на память «New Year Eve»-меню. Этот их папа-шеф – просто гений! Предлагалось выбрать любые три блюда из «сет-меню». Все, что выбрали мы, оказалось восхитительно и очень креативно (за остальное не отвечаю, но, думаю, было не хуже).

Мне принесли салат из обжаренных слегка на гриле теплых гребешков, сервированных на смеси из кубиков арбуза и феты с мелкорубленой зеленью и политый прозрачным кисло-сладким соусом (вроде лаймового со специями). Вокруг тарелки были разложены тонкие колечки чили-перца. Сочетание вкусов просто незабываемое! Феликс выбрал салат из кусочков куриного филе на гриле, с кубиками манго, миксом разных мини-салатов и зеленой фасолью, тоже политых каким-то фантастически вкусным соусом.

В качестве основного блюда у меня был стейк из тунца, прожаренный «тютелька в тютельку», чтобы не потерять сок, на картофельном салате (вкусно, но сочетание привычное). Зато у Феликса в тарелке оказался просто шедевр: кусочки ягненка с вялеными помидорами и баклажанами со специями, запеченные в рулете из тонюсенького хрустящего теста. Вокруг щедро была насыпана разная зелень и тцатцики (греческий соус на основе йогурта с чесноком, огурцами и зеленью).

На десерт мы оба выбрали «трио сорбетов» и получили по шарику лаймового, черносмородинового и мангового (все три – наши самые любимые). А еще нам, наконец-таки, повезло с вином: удачно угадали, взяв розовое из долины Eden – действительно хорошее, легкое с приятным фруктовым букетом. А непосредственно Новый год встречали с еще более грандиозным салютом над «мариной» и бокалами с австралийским шампанским (вернее, конечно, игристым) «Felix Silver»: нам показалось прикольным выбрать именно местное, да притом еще для Феликса «именное». В каждом бокале плавало по паре свежих виноградин, так мы почти 10 минут, до наступления Нового года, наблюдали сложные перемещения виноградин в толще игристого. Нет, я, конечно, могла предположить, что от пузырьков ягоды будут как-то крутиться, но они еще утопали и всплывали поочередно, пока окончательно не утопли!

Кстати, большинство посетителей ресторанов разошлись еще до наступления Нового года – часов в одиннадцать. Оставшиеся самые стойкие выпили шампанского (кто-то и пива J), покричали хором «Happy New Year!», полюбовались фейерверком и разбрелись кто куда. Мы, например, успели на первый в новом году автобус, забитый до отказа напраздновавшимся народом, и отправились к себе в номер. Дождь к тому времени перестал, даже не пришлось открывать зонтик. Однако, как только мы добрались до отеля, он зарядил уже на остаток ночи.

 

В ОБЪЯТИЯХ КОАЛЫ ИЛИ КАК МЫ БЫЛИ АНТИПОДАМИ :) (путешествие по Австралии, конец декабря 2009 – начало января 2010) часть 3

Оставить комментарий

День 7-й: 1 января 2010. Как и полагается, бездельничаем J Снова ближайшие окрестности старого Порт-Дугласа.

 

Встали ровнехонько в тот момент, когда в Москве наступил Новый год. Включили телефоны и продолжили обмен поздравлениями (в основном, смс-ками, конечно) с друзьями и знакомыми – родне, понятно, позвонили еще накануне.

За окном лило беспрерывно, убеждая меня в правильности решения не брать отдельную экскурсию в дождевые леса – дождя и без того хватало с избытком J Примерно, часам к 10-ти утра он перестал (к этому времени Феликс успел еще разик вздремнуть). Немного изучив карту окрестностей, мы решили все же выйти погулять. Как-то стыдно, находясь в Австралии, пролеживать кровать, почитывая электронную книжку! Феликс, правда, ничего плохого в таком времяпровождении не видел, но моим призывам проявить некую двигательную активность внял. Мы натянули шорты и футболки и, для начала, отправились поискать обозначенный на карте местный парк. Разочаровались – погулять в нем нельзя. Это кусочек непролазного леса, изредка рассекаемый асфальтированными дорожками к уединенным бунгало. Зато в зарослях вдоль дороги наблюдали порхающих зеленокрылых попугайчиков с ярко оранжевыми боками и щечками, громко и энергично вопящих. Сразу стало понятно, что за гомон стоит по утрам, на восходе (да и вечером частенько).

Поскольку пешеходных дорожек в округе совсем мало, временами приходилось топтать подстриженные газончики по обочинам. В них живет туча муравьев – только остановишься, как щекотка и мелкие укусы гонят тебя прочь. Пышная тропическая растительность радует глаз: глянцевые зеленые и пестрые листья, лианы, древовидные папоротники, саговники, эпифиты самых разных видов и расцветок, облепляющие стволы пальм. С веток свисают то цветки, то плода, а то и все сразу, на сладкий нектар сползаются какие-то очень крупные муравьи… Это мы идем уже вдоль дороги на старый Порт-Дуглас. Нашли огромную колонию летучих мышей, висящих вниз головами в кронах высоченных эвкалиптов, как диковинные плоды. Время от времени они шевелятся, крутятся, пронзительно пищат и перепархивают с ветки на ветку. Странно, мне казалось, что это сугубо ночные животные, а они вон какую активность проявляют прямо посреди дня!

Потом набрели на грязноватый канал и заводь с кувшинками, тростниками и плавающими утками. Рядом на аккуратно подстриженном газоне (лугу?) стояла табличка: «Осторожно! Опасность! Здесь могут атаковать крокодилы!» А для неграмотных нарисована зубастая крокодилья пасть J

Возле домов – такие же ухоженные газоны и живописные купы деревьев и кустов. Стало понятно, что эта часть Порт-Дугласа «private», не для отелей и туристов. Тут в полном спокойствии и благоустроенности окружающего пространства проживает местное население.

Вернувшись обратно, у самого нашего домика обнаружили парочку все тех же нахальных зеленых попугаев на цветущем дереве, а на дорожке – юркую маленькую ящерку. А фотоаппарат уже убрали в рюкзак – такая досада…

После легкого перекуса и короткого отдыха нужно было решить пару-тройку неотложных вопросов – следующий день был заполнен экскурсией, а ресепшн, если помните, в 6 вечера у нас закрывался. А рано утром (еще ночью, на самом деле) 3-го января  мы должны были выезжать в аэропорт Кернса. Все с той же симпатичной Ребеккой мы все вопросы решили. Договорились о чек-ауте накануне (она обещала нам подсунуть под дверь комнаты листочек с оформленным счетом – данные кредитки были внесены уже по приезду). Заказали такси, причем, Ребекка сначала пыталась договориться насчет автобуса, это в три раза дешевле, но время оказалось очень неудобным – либо слишком рано, в три утра, либо уже поздновато – в пять (а самолет в 6-40).  Наконец, она утешила нас в переживаниях насчет утерянного полотенца, просто заметив, мол, ничего, расслабьтесь, это нормально – обычная история. Я уверена, в любой российской гостинице нас за это несчастное полотенце бы просто съели. Здесь его даже не включили в счет J

Разобравшись с делами и не успев до конца обсудить  с Ребеккой детали нашего новогоднего меню (она оказалась большой поклонницей ресторана «Zeus»), мы нырнули в подъехавший автобус и поехали в центр. Большинство магазинов и ресторанов были закрыты после новогодних торжеств. Мы заглянули в парочку арт-галерей, посмотрели на вещицы, изготовленные в стиле австралийских аборигенов. Некоторые картины, панно, вазочки выглядят очень привлекательно, но цены… Крошечная вазочка с «аборигенным» рисунком может стоить 150-200 $ L

Побродили вокруг «марины», нашли забавную деревянную церковку «Святой Марии на море». Колокол висит отдельно, под невысоким деревянным же навесом. Роскошные старые фикусы-баньяны и лохматые пальмы служат убежищем для сотен попугаев, галдящих и перелетающих с места на место, точно, как наши воробьи.

Ужинали в  ресторанчике «Inlet», где нашим путеводителем были обещаны «фантастические морепродукты». Было очень прилично, но до уровня «фантастической» еда не дотягивает. Зато попробовали тасманийский «Гевертц-Траминер» — лично я глазам своим не поверила, увидев такое в винной карте J Вино симпатичное, интересное, с легким запахом настоящего эльзасского «Гевертц-Траминера», но до плотности, букета и прочих совокупных качеств знакомого и любимого вина ему очень далеко (разница, как между поддельной туалетной водой и настоящими французскими духами).

Вернувшись после ужина, поставили будильник на 6-15 утра (в 7-15 планировался уже отъезд на экскурсию) и заснули сном праведников.

 

День 8-й: 2 января 2010. Экскурсия в Куранду и «Hartly crocodile adventure»

 

Ночью несколько раз просыпались от звуков приходящих на телефон Феликса «заблудившихся» новогодних смс-ок. Не выспались. Завтракали под не умолкающий с пяти утра шум дождя. Оставалось лишь надеяться, что погода наладится.

Выехали точно по расписанию, по дороге в сторону Кернса собирали еще экскурсантов (наш отель еще не самый дальний!). Дорога очень красива – берег океана с желтыми песчаными пляжами (по-прежнему, абсолютно пустыми), горы Водораздельного Хребта, буйная растительность, блестящая от дождя.

В 8-20 прибыли на станцию «Freshwater» (Пресноводная). Отсюда начинается старинная железная дорога на деревню Куранда. Паровозик и вагоны очень симпатичные, главное, все окна открываются и можно фотографировать окрестности, сколько влезет. Виды открываются чудесные. Возне самого роскошного поезд делает остановку, можно рассмотреть получше и снять водопад Баррон (река Баррон падает с высоты 265 м несколькими потоками).

По приезду в Куранду дается, примерно, час свободного времени – хочешь, заходи в сувенирные лавки или кафе, хочешь – посещай парк птиц, бабочек или коал. Без сомнения, мы устремились в «Коала-парк» -  до того, как туда повалила целая толпа. Мы успели посмотреть на этих очаровательных животных и даже сняться в обнимку с коалой (замечательно мягоньким и пахнущим эвкалиптом). Для тех, кто не интересуется особенно животным миром, сообщаю о коалах очень кратенькую информацию: это небольших размеров сумчатое, никакого отношения к медведям не имеющее, хотя и смахивающее чуток на медвежонка с курносым носом и кисточками на ушах. 20 часов в сутки коала спит (!), остальное время – жует листья эвкалиптов, для всех остальных животных (включая человека) смертельно ядовитые. Коала никогда не пьет – невероятно, но факт. Передвигается очень медленно и лениво, цепляясь длинными когтями за ветки. В общем, диковинный зверек, с какой стороны ни посмотри J

Потом мы все же выпили по чашечке кофе/какао (эспрессо Феликсу подали на дне небольшого стаканчика, а какао мне – в большой кружке) и пожевали какой-то рулетик с лососем. Зашли в сувенирный магазин, но на первый взгляд ничего привлекательного не обнаружилось, а на второй взгляд не было времени – в 11-30 мы должны были сесть в кабинку «Небесной дороги» (попросту фуникулера) и поехать-полететь над дождевым тропическим лесом.

Боже мой, вот это, действительно, безумно красиво! Кабинка скользит над лесом, иногда прямо в кронах. Вокруг горы, прояснившееся небо с курчавыми облаками и солнцем, виды – ни одна открытка не передаст! Возле водопада и тут есть остановка, можно прогуляться и рассмотреть его поближе с нескольких точек. Еще можно увидеть старинную вагонетку и клеть, на которой спускались в каньон, к подножию водопада первые исследователи здешних мест.

Заканчивается «Небесная дорога» почти в самом Кернсе, где после посещения очередной сувенирной лавки нас загрузили в автобус и повезли в Хартли-парк. Ехали минут сорок. По прибытии нам вручили карты местности, билеты на катер (смотреть крокодилов в естественной среде обитания), снабдили также четким расписанием: в 2 часа дня  – шоу со змеями, в 2-30 катание на катере по лагуне, в 3 – шоу «Атака крокодила», потом, до 4-30 – свободное время. А для «разгона» предложили немного перекусить – до начала программы оставалось еще больше получаса. Мы заказали по салату и по бутылочке имбирного пива (по-моему, это скорее, квас), очень вкусного и прекрасно утоляющего жажду. В жару – отличная штука! Так как салат нам готовили некоторое время, то мы чуть не опоздали на шоу со змеями. Признаться, немного бы и потеряли – в небольшом, набитом «под завязку» амфитеатре, стояла страшная духота, а служитель парка, работающий со змеями, гораздо больше болтал, чем что-либо или кого-либо показывал L Правда, показал черную мамбу – самую ядовитую змею на Земном шаре, – и еще парочку, включая полутораметрового боа-констриктора. Ничего особенного со змеями он не делал – вытаскивал их крючком на палке из пластиковых контейнеров и демонстрировал почтеннейшей публике. Но болтал при этом беспрестанно и утомительно. Публика, однако, была довольна – люди громко ахали и аплодировали.

После шоу со змеями мы пошли кататься по крокодиловой лагуне. Нас посадили на широкие плоскодонные катера, загороженные по бокам металлической сеткой (чтобы даже палец нельзя было высунуть) и стеклами. Крокодилов в лагуне тьма-тьмущая – от совсем маленьких до очень крупных (до 750 кг весом!). Экскурсовод (он же водитель катера) достал из ящичка тушку цыпленка на веревке, привязал ее к длинному шесту, и стал дразнить крокодилов, выманивая их из воды. Я и представить не могла, как высоко может прыгнуть из воды крокодил – он буквально на хвост становится!

Потом мы еще раз наблюдали это на шоу «крокодиловой атаки». Тут болтовни было поменьше, а крокодил, похоже, был дрессированный (хотя ученые сомневаются в возможности чему-то научить крокодила). Этот крокодил вел себя как-то уж очень разумно и послушно и сорвал заслуженные аплодисменты.

Самая приятная прогулка состоялась в оставшееся свободное время – еще раз посмотрели на коал, почесали спинку древесному кенгуру (валлаби), очень близко видели казуара (странноватая такая «помесь индюка со страусом»). Финалом экскурсии, разумеется, опять был сувенирный магазин – цены отмороженные, сувениры, в массе, китайского производства (да-да, и тут тоже, се ля ви!). Правда, была одна невероятно прикольная футболка с мордой крокодила, «кровавыми» брызгами и «рваной» дыркой сбоку, окаймленной «кровью» J Но Феликс наотрез от такой футболки отказался (а моего размера не было, вот жалость!)

Обратная дорога была гораздо короче. Выехав около 4 часов, уже без четверти пять мы оказались в отеле, где в изнеможении вытянули ноги и выпили по бокалу апельсинового сока с белым вином (за неимением – увы! – имбирного пива J).  У через полтора часа нужно было переодеваться и ехать в Порт-Дуглас ужинать…

Последний вечер в этом мокром раю провели в «Zeus» — не хотелось испортить его очередными экспериментами. После прекрасного ужина (особенно хорош был десерт «Булле» — это крем-карамель на подушке из смородинового компота) поехали назад в отель собирать вещи – такси было вызвано на 4-30 утра L

 

День 9-й: 3 января 2010. Перелет Кернс – Айрс-Рок. Вояджер Аутбэк Пионер-отель.

 

До такси пришлось пробежаться с багажом под прощальным тропическим ливнем. Никакой зонтик не помог, разве что волосы не очень промокли L Мы отнеслись к этому вполне философски – за несколько дней уже вошло в привычку. Местные жители так вообще ходят без зонтов и дождевиков и даже не убыстряют шага под внезапно разразившимся ливнем.

 Час ехали до аэропорта. Таксист оказался большим любителем джазовых обработок классической музыки – всю дорогу они услаждали наш слух (надо сказать, гораздо приятнее какого-нибудь Радио-Шансон). Кроме того, таксисты-австралийцы молчаливы и ненавязчивы, что тоже выгодно характеризует их по сравнению с российскими.

Регистрация и контроль безопасности заняли очень короткое время, очередь стояла лишь к стойкам компании «Jet», а мы вылетали рейсом «Qantas». Феликс успел выпить кофе и, в очередной раз, удивиться его отличному качеству и богатому выбору в «кофейном меню».

Самолет поднялся в 6-40, и через 2,5 часа в иллюминаторах открывался совершенно марсианский пейзаж – красная земля с какими-то сероватыми пятнами (когда спустились пониже, стало понятно, что это растительность, местами даже древесная!). Кое-где виднелись большие сглаженные останцы – это  был Национальный парк Улуру – Ката-Тьюта. Феликсу удалось сделать пару снимков (на телефон) через иллюминатор – виды фантастические!

Уже на трапе мы почувствовали обжигающий жаркий, очень-очень сухой и напористый пустынный ветер. Пить захотелось за те три минуты, что мы пересекали открытое пространство до здания аэрпорта типа «сарай». Впрочем, другого здесь и не требуется – самолеты не так уж часты, наш был, например, полупустой. На летном поле, в основном, разномастные вертолеты и маленькие совсем, на несколько мест, самолетики. Интересно, что время в Айрс-Рок отличается от Кернса … на полчаса! Первый раз в жизни мы переводили время не на целое количество часов, а на половинку! Феликс даже поделился этим открытием в «Твиттере», так ему сразу набросали комментариев: оказывается, есть разница в каких-то странах по часовым поясам даже в четверть часа, не то, что полчаса J

После получения багажа (почти мгновенного), мы нашли автобус, который курсирует до комплекса гостиниц Айрс-Рок-Резортс, куда входит и забронированный для нас Вояджер Аутбэк Пионер Отель. От аэропорта он, примерно, в 6-ти км. С удивлением рассматривали заоконный пейзаж. Я все думала, что же он мне напоминает… Если отвлечься от температуры воздуха и видовой принадлежности растительности, то общий облик похож … на лесотундру, что ли… Среди пучков травы повыше и пониже (последняя сероватенькая, как лишайники), располагаются невысокие кустарники (как будто карликовые березки и ивы), изредка торчат лохматенькие деревца, издали очертаниями напоминающие хилые сосенки (очень уж листья у них узкие). «Смазывает» картину только необычайно красный цвет почвы.

Ресепшн нашего отеля, согласно названию, оформлен в «пионерском» стиле (понятно, надеюсь, что я говорю об австралийских первопроходцах, а не о пионерской организации СССР J). При виде этой деревянной хибарки, у меня возникли нехорошие подозрения насчет удобства номеров этого пятизвездочного отеля. Они совершенно не оправдались. Несмотря на некоторую неухоженность территории, номера оборудованы отлично: и кондиционеры приличные, и мебель, в наличии фен и сейф, не говоря уж о каждодневной уборке, смене полотенец и постельного белья.

 Вначале мы очень обрадовались и списку ресторанов, распложенных на территории отеля. Однако после ланча, для которого предназначен только один из них – «Пионерская кухня» J — наш оптимизм несколько убавился. Он представляет собой навес, под которыми находятся длинные дощатые столы и скамейки, а также стойка, где можно заказать еду и еще одна стойка – барная (там можно взять пиво и прочее спиртное, но не раньше, чем с 11 утра). Пара вентиляторов, работающих под этим навесом, прохлады в 40-градусной жаре не дает вовсе. То, что тут считается едой для ланча, включает разные сэндвичи, чипсы и тому подобную фаст-фудную ерунду, подаваемую в картонных коробках с пластиковыми приборами. И это еще в лучшем случае L Мы взяли попробовать нечто, название чего переводилось как «кенгуровая завертка», и получили тонкий пресный блинчик с кусочками очень жесткого мяса, салатом и соусом (хорошо, хоть не майонезом – он в Австралии не слишком популярен, в отличие от США, где им и еще кетчупом поливают абсолютно все).  Причем блинчик этот был завернут просто в кусок коричневой крафтовой бумаги! Откусив пару раз, я выяснила, что кенгуру гораздо больше нравятся мне живыми J Но были и положительные моменты: пиво, взятое Феликсом, было качественным и холодным (пить его полагалось, правда, из бутылки, даже картонного стаканчика не дали), а мой фруктовый салат – действительно, свежим. Мы даже прихватили еще порцию для очень раннего завтрака – на те два дня, что мы здесь должны находиться, мы заказали две экскурсии. А начинаются они самым ранним утром, в 4-10 одна и в 4-30 вторая. Но это и понятно – днем жара стоит несусветная.

На территории отеля есть небольшой бассейн. Вокруг него (наконец-то, в первый раз в Австралии!) мы увидели лежаки и зонтики, вернее, навесы. Но под таким солнцем загорать как-то совсем не хотелось – разве что ранним утром или уже после пяти вечера. Некоторые постояльцы, правда, валялись на этом солнце чуть не целый день – не представляю, чем они мазались, чтобы не погореть до угольков L

Часов около семи вышли из номера поужинать. Выбор невелик, но уже из двух вариантов, все-таки: «Пионер барбекю» все на тех же дощатых столах, но уже хоть в нормальных, не картонных тарелках (жарить нужно самим, брать сырые мясо или рыбу и стоять над горячими углями, переворачивать все это на решетке) или нормальный ресторан со шведским столом. Без колебаний мы выбрали второй вариант, хотя мы не поклонники «буфетных» ужинов. В целом, набор блюд был очень богатый: морепродукты, рыба, мясо, в том числе, всякая экзотика вроде крокодила и кенгуру, салаты, фрукты, соусы, десерты. Да и качество приемлемое (если не вдаваться в тонкости прожарки филе крокодила J). В ресторане было почти пусто – кроме нас, может быть, еще шесть-семь человек. Остальные упорно жарили барбекю — оно обходится, в среднем, в два-два с половиной раза дешевле, а нам уже стало понятно,  что австралийцы не очень-то любят тратиться на еду.

После ужина совсем немного погуляли – уж больно ранний предстоял подъем! С вечера тщательно подготовились к экскурсии: купили питьевую воду, достали брюки и рубашки с длинными рукавами, крем от солнца. И в 9 часов улеглись спать!

 

День 10-й: 4 января 2010. Экскурсия в Кингс Каньон (Национальный парк Ватарка).

 

Подъем в 3-40 утра. Наскоро перекусываем припасенным вчера фруктовым салатом (благо, в номере есть холодильник), одеваемся, заранее мажемся кремом от солнца и суем баллончик с ним в рюкзак, к бутылкам с водой и фотоаппарату. Готовность номер один J

Выходим в бархатную темноту пустынной ночи, слегка нарушенную светом «обгрызанной» снизу луны (тут, когда луна «старая», она похожа на перевернутую миску, а новая – на ту же миску, только правильно стоящую). Звезд много, но в предутренние часы они уже высоко и не такие яркие, как поздно вечером. Температура очень комфортная – 23-25 градусов, не больше.

На скамейках перед ресепшн собираются экскурсанты. Как ни странно, на соседней скамейке слышим русскую речь. Оказалось, пара из Москвы, заядлые путешественники, вроде нас. В дальнейшем общении – к слову, очень приятном, что большая редкость, так как соотечественники за границей нас, к сожалению, редко радуют – выяснилось, что объездили они полмира, часть мест мы посетили одинаковых, что дало возможность обменяться впечатлениями. Но сначала мы долго и утомительно ехали: от Айрс-Рок до Кингс-Каньона около 300 км.

В полшестого начало потихоньку светать. Небо окрасилось в теплые розовые и сиреневые тона, а разреженные облачка отсвечивали жемчужным. Вокруг расстилались огромные пространства австралийской пустыни  - все та же красная почва с разреженной растительностью. Время от времени через дорогу перескакивали крупные кенгуру – вот тут мы поняли, зачем  в самом начале экскурсии нам прочли целую лекцию о безопасности и потребовали пристегнуть ремни! Хорошо, что мы не сочли это просто чудачеством экскурсовода – при таком резком торможении автобуса можно весьма неприятно треснуться лицом о спинку сиденья впереди L

Около восьми нас привезли в Кингс Крик Стэйшн, небольшое селение, организованное уже в конце ХХ в. семьей скотоводов (потом именно они занялись развитием туристического бизнеса в каньоне). Там предоставили возможность позавтракать, что к тому времени было совсем нелишним. Потом стали выяснять, кто отправится на «большую» прогулку по Каньону (с восхождением на высоту порядка 150-200 м и, далее, по краю Каньона около 6 км, 3,5 часа), а кто на «малую» (3 км по дну Каньона, не больше 2 часов). Жара крепчала, на солнце было выше 40, и мы не отважились на «большую» прогулку. В основном, из-за меня: когда в 1999 г. на Крите мы в августе, в 50-ти-градусную жару шли 18 км по ущелью Самарья, у меня явно было что-то вроде теплового удара. Да и подъем при 35 град. и 100% влажности на скалу Сигирия на Цейлоне пару лет спустя мне дался с большим трудом. Экспериментов такого рода больше не хотелось. Чтобы не рисковать, решили пожертвовать видами Каньона сверху в пользу более подробного осмотра снизу J

Экскурсовод попался словоохотливый необычайно. Останавливались мы через каждые 20 м, он давал пояснения разного характера. Кое-что мне даже удалось разобрать в его скороговорках (Феликс так сразу «отключился» и просто фотографировал, что ему нравилось). Например, нам рассказали, что эвкалипт ежегодно в сезон дождей (т.е., как раз сейчас, с декабря по март) сбрасывает кору, а ствол остается покрытым тонкой белой пылью. Эту пыль аборигены используют в качестве солнцезащитного средства (и есть австралийские кремы от солнца с добавлением эвкалиптовой «пыли»). Есть еще дерево с ядовитыми для животных и человека семенами, но птицы едят их безо всякого вреда. Показали так называемый «мятный кустарник» — он «сигнализирует», что близко к поверхности находятся грунтовые воды. Аборигены и кенгуру, учуяв издали резкий запах этого кустарника (на мяту не очень похожий, но также много эфирных масел), устремляются к нему и копают возле корней, чтобы добраться до воды. Видели мы и большой экземпляр саговника – тропического растения, в качестве реликта сохраняющегося в каньоне, по-видимому, уже миллионы лет. Кроме него, еще несколько тропических растений каким-то чудом произрастают на дне каньона, постепенно образовавшегося в течение 20 млн. лет размывом хрупких красных песчаников, из которых он сложен. По виду стенки каньона напоминают слоеное тесто, а сам песчаник ломкий и хрупкий – при ударе легко раскалывается. Постучав по большому валуну можно услышать такой глухой звук, словно стукнули в глиняный горшок.

Сразу после дождя по каньону бурным потоком устремляется вода – ее «русло» хорошо видно на дне ущелья. Буквально через несколько часов вода куда-то исчезает. Правда, в сезон дождей в одном месте остается неглубокое озерко. Близко к нему подходить не разрешают, видимо, чтобы не пугать обитающую рядом с водой разную живность.

Животных, птиц, насекомых здесь очень много, но в жару все, исключая мух, прячутся. Кроме кенгуру, что прыгали утром перед нашим автобусом, удалось увидеть только несколько птичек (на обратном пути из автобуса уже наблюдали самого крупного здешнего хищника – черного орла).

Прогулка не показалась утомительной – на дне каньона все же не так жарко, как наверху, и постоянно дует ветерок. Воды мы выпили с Феликсом на двоих около литра за два часа, хотя тут везде написаны рекомендации пить не менее литра в час на каждого. По-моему, это многовато, так и почки недолго «посадить» L

После прогулки по каньону вернулись в автобус и поехали в другой поселок, Кетль Крик Стэйшн. Там можно было купить какие-то сувениры, книги про Кингс Каньон (и про «Красный центр» Австралии, в целом, большой кусок штата Северные территории), а еще перекусить в кафе, которое называется «Пустынные дубы».

За пару часов в прохладе сувенирного магазина (он же и местный хозяйственный) и кафе успели и поесть, и кое-что купить из сувениров, и пообщаться с новыми знакомыми – дальше наши пути расходились: они ехали на одном из автобусов в Алис Спрингс (городок, являющийся «столицей» Красного центра) а потом в Дарвин, самый северный город Австралии. Мы же на другом автобусе возвращались обратно в Айрс-Рок  - на завтра еще запланировано встречать восход солнца над скалой Улуру, национальным символом Австралии.

Вернулись мы очень уставшие, но после ужина все же пошли немного пройтись вокруг отеля. Мое любопытное рассматривание тех самых «лохматых» деревьев привлекло внимание одного из многочисленных бегунов (такой фитнес тут очень популярен, несмотря на жару). Высокий блондинистый с рыжинкой «местный житель» (это он сам так представился J) с энтузиазмом объяснил нам, что вот это – «бэби» пустынного дуба. Показал он и растущие рядом «взрослые» деревья – абсолютно непохожие на молодые! У молодых листья напоминают ветки хвоща или какую-то хвою, да и ветвления совсем нет, тогда как взрослое дерево имеет разветвленную крону и узкие, как у ивы, листья. А уж когда я увидела плоды этого «дуба», мне, как ботанику, вовсе стало нехорошо: какая-то одревесневшая большая шишка с «гнездышками» не то для желудей, не то для орехов L  Не дерево, а ботанический нонсенс! Уже дома, в интернете нашла-таки его «истинное» название: Allocasuarina decaisneana из семейства Casuarinaceae (т.е., к роду Quercus – дуб, из семейства Fagaceae – Буковые, никакого отношения не имеет, как я, впрочем, и думала).

После вдохновенной лекции о местной флоре парень спохватился, взглянул на часы и посоветовал нам быстренько бежать на смотровую площадку, чтобы «поймать»  закат над Ката-Тьютой  - буквально одна минута ходьбы! Мы бросились в номер за фотоаппаратом и, запыхавшись, взобрались по песчаному склону на смотровую площадку. Увы! Самую красивую часть зрелища мы уже пропустили – темнеет тут мгновенно. Завтра вечером попробуем еще раз – спасибо безымянному, но очень любезному «местному жителю»…  

 

Предыдущие записи

Отслеживать

Get every new post delivered to your Inbox.